15 апреля 2024, понедельник, 19:52
TelegramVK.comTwitterYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Бурный XVI век. Габсбурги, ведьмы, еретики, кровавые мятежи

Издательства «КоЛибри» и «Азбука-Аттикус» представляют книгу «Бурный XVI век: Габсбурги, ведьмы, еретики, кровавые мятежи» (перевод Веры Антоновой и Алисы Гусевой).

Книга известного историка Фрэнсиса Вейнса посвящена переломному периоду в европейской истории — необычайно долгому и насыщенному событиями XVI ве ку. Это важнейший рубеж, вобравший в себя черты и угасающего Средневековья с его охотой на ведьм, Реформацией, жестокими войнами, и Нового времени, эпохи перемен и научных открытий. Война следует за войной, в Европе вспыхивают восстания, ведьм сжигают на кострах. Османские войска вторгаются в Европу. Мартин Лютер пишет «95 тезисов», за что будет отлучен от церкви. Границы габсбургских владений пролегают так далеко, что затем их назовут империей, «над которой никогда не заходит солнце».

Автор разворачивает перед читателем пестрое полотно, на котором нашлось место императору Карлу V и Вильгельму Оранскому, великим художникам и суровой инквизиции. В одной завораживающей книге Вейнсу удалось запечатлеть весь XVI век, заложивший основы современного общества. От внимания историка не ускользнули ни знаменитые монархи, ни самые обычные люди.

«Этот век иногда считают переходным: историческим мостом к веку Просвещения, колыбели нашего сегодняшнего мировоззрения. Но отправная точка для общества знаний, каким мы его знаем сегодня, действительно была задана в XVI веке… Начиная с этого столетия люди решительно смотрят вперед, а не назад», — пишет Фрэнсис Вейнс.

Предлагаем прочитать фрагмент из главы, посвященной борьбе Нидерландов за независимость.

Кровавый совет

Альба, попрощавшись с королем, отправился с испанскими войсками из Картахены в порт Генуя, где его ожидала другая часть армии. 25 июня 1567 года он двинулся в путь из Асти в герцогстве Монферрато со своими терциями — армией из 10 000 солдат, состоящей из разношерстных отрядов итальянцев, валлонцев, бургундцев и немцев, а также испанцев, все они были подданными испанского короля. За ними следовал караван из 1000 проституток и 50 богословов, которые должны были заботиться о благополучии армии. Путешествие протяженностью более 1000 километров привело Альбу в Нидерланды через Ломбардию, Альпы, Франш-Конте и Люксембург спустя два месяца пешего пути.

22 августа 1567 года армия двинулась маршем через Южные Нидерланды к Брюсселю. В городе Тьенен герцога приветствовали Берлемон, Виглиус и Эгмонт, желавшие вернуть расположение короля и сопроводить герцога в Брюссель. Приветствие не имело успеха. Испанские солдаты отказались снять головные уборы и уступить место встречающей делегации. Альба, в свою очередь, отнесся к приветствующим холодно и отстраненно.

Когда военный конвой прибыл в Брюссель, городские магистраты отказались выйти и поприветствовать Альбу, но тот не стал принимать это близко к сердцу. И немедленно поскакал во дворец Куденберг, чтобы встретиться с правительницей и сообщить, что его армия прибыла на место, дабы восстановить порядок и расчистить путь для прибытия испанского короля. У правительницы не было большого политического опыта, но и глупой она не была. Испанское правительство намеренно оставило Нидерланды в неведении относительно истинных намерений Альбы, но даже ребенку было ясно, что герцог не просто так преодолел 1000 километров.

Герцог предполагал, что на нидерландских улицах все еще бушует орда из 200 000 еретиков, готовящихся свергнуть правительство. Со своей стороны, правительница не смогла убедить герцога, что снова контролирует ситуацию и военная оккупация не нужна. Альба проигнорировал совет Маргариты и разместил войска в Генте, Лиере, Ангене, Брюсселе и Дисте. Демонстративность не исключалась. Например, он приказал войскам провести маневры в центре Гента, чтобы впечатлить население.

С площади Врейдагсмаркт прозвучали залпы испанских пушек. Испанские солдаты вели себя как крестьяне-победители, демонстрируя презрение к жителям, которых они всех без исключения называли «лютеранами». Испанскую армию боялись, а солдат изображали во французских, английских и нидерландских памфлетах как жестоких и кровожадных хищников. Этот карикатурный образ подтверждался грубостью и жестокостью оккупационной армии по отношению к местному населению.

Поскольку Маргарита теперь обладала только исполнительной властью, а Альба отныне командовал армией, он потребовал демобилизовать королевские войска, состоявшие в основном из немецких полков, поскольку, по его мнению, они представляли собой «лютеранскую угрозу». Альба заверил короля, что восстановит порядок за полгода, но, согласно приказу короля, «сначала должен применить всю строгость правосудия, а затем милосердие и доброту».

Герцог пребывал в убеждении, что, если он посеет достаточно страха среди населения, все будет в порядке. Он писал королю, что страх перед испанской оккупационной армией должен быть как можно сильнее, «чтобы каждый чувствовал, что в один прекрасный вечер или утро его дом может просто обрушиться на него».

Через пять дней после своего прибытия Альба учредил печально известный Кровавый суд, выносивший приговоры еретикам и мятежникам. Поначалу Альба скрывал факт создания суда. Но вскоре его намерения стали очевидны, когда он приказал правительнице разрешить Оранскому, Горну и Хоогстратену, бежавшим в Германию, вернуться в Брюссель. Только Горн оказался настолько неразумен, чтобы согласиться на это предложение. 9 сентября 1567 года, на следующий день после прибытия Горна, герцог приказал арестовать и его, и Эгмонта, остававшегося в Нидерландах.

Их арест превратился в драму в двух актах. В день ареста Эгмонт и Горн присутствовали на обеде вместе с многочисленными вельможами по приглашению испанского приора дона Эрнандо, сына Альбы. Во время обеда Альба передал короткое послание для Эгмонта и Горна с предложением навестить его в гостинице Яуче, чтобы обсудить дальнейшие планы. Согласно легенде, дон Эрнандо, который хорошо относился к Эгмонту и сидел рядом с ним за столом, прошептал графу на ухо предупреждение: «Немедленно покиньте это место, господин граф; возьмите самого быстрого коня из своей конюшни и бегите, не медля ни минуты». До сих пор остается загадкой, почему Эгмонт поддался уговорам дворян и остался, ведь граф и раньше говорил, что приезд Альбы его очень угнетает; по словам Гранвелы, Эгмонт настолько нервничал, что почти не ел и не спал: «Я слышал… что с тех пор он настолько мрачен, что ест только в три или четыре вечера, а ночью бродит по своим покоям, на что жалуется его жена».

Возможно, Эгмонт пал жертвой сочетания собственной легковерности и слепого тщеславия, которые убедили его, что он все еще может сыграть важную роль в политическом управлении. Альба тепло приветствовал обоих дворян по прибытии в гостиницу и действительно обсудил с ними и инженером Пьетро Урбино планы строительства новой цитадели в Антверпене. Когда Эгмонт и Горн захотели вернуться домой, их задержала стража герцога, после чего обоих увезли в замок Гравенстен в Генте.

Король был в восторге, услыхав новость об аресте.

Маргарита, однако, поняла, что Альба ее использовал, поскольку именно она по просьбе герцога предложила дворянам вернуться. Наместница была в смятении: ее правительство потерпело крупное фиаско, она не одобряла новую политику Альбы.

Маргарита удалилась от дел и вернулась в Италию в конце декабря 1567 года. Это оказалось на руку Альбе, назначенному новым наместником в Нидерландах. Ни одного нидерландского чиновника, умершего, бежавшего или ушедшего в отставку, никем не заменили. По словам Альбы, все важные решения все равно должны приниматься в Испании, отныне Нидерландами будут управлять «из [Испании], а не отсюда».

Кровавый суд работал без выходных, проводя аресты мятежников, кальвинистов и книготорговцев, подозреваемых в продаже еретической литературы. Вызванные в суд должны были явиться в течение восьми дней. Тех, кого признавали виновными, вешали или сжигали. Не явившихся в суд приговаривали заочно, после чего конфисковывали все имущество.

29 марта 1569 года Альба организовал рейд по всем книжным лавкам в Нидерландах. В ходе этого рейда были конфискованы тысячи книг, впоследствии сожженных.

В общей сложности Кровавый суд провел около 12 000 судебных процессов против мятежников. У 9000 человек конфисковали имущество, а 1100 обвиняемых суд отправил на эшафот.

Но чем жестче действовал герцог, тем сплоченнее становилась оппозиция. Сопротивление формировалось за пределами городов, беглые повстанцы самоорганизовывались и совершали нападения. В Ронсе и Тильте они штурмовали тюрьмы и освобождали заключенных, но помимо того нападали на испанцев, но у них не повернулась рука калечить католическое духовенство, отрезая священникам уши.

Число беженцев за время правления Альбы оценивается примерно в 60 000 человек. В 1567 году испанский августинец Лоренцо де Вильявисенсио, который был приставлен к испанскому двору в качестве королевского советника по Нидерландам, пытался убедить короля в том, что оккупационная армия в Нидерландах никогда не решит проблему: «Ваше величество не должны поддаваться убеждениям, что фламандцы — звери и пьяницы, потому что они — люди, и если они не таковы сейчас, то однажды станут ими… и даже если они убьют одного из нас, а мы убьем десять из них, они в конце концов с нами разделаются. В любом случае испанцы не смогут управлять этими землями, ибо не владеют языком и ничего не понимают в тамошних законах и обычаях». Но Филипп еще не был готов это принять.

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2024.