30 мая 2024, четверг, 09:48
TelegramVK.comTwitterYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

22 августа 2023, 18:00

Мышление без слепых зон

Издательство «Манн, Иванов и Фербер» представляет книгу Джулии Галеф «Мышление без слепых зон. 8 навыков для принятия правильных решений» (перевод Татьяны Самсоновой).

Джулия Галеф, признанный специалист по рациональному принятию решений, рассказывает, как справляться с предвзятостью мышления и предубеждениями. Вам приходилось ловить себя на том, что вы выдаете желаемое за действительное? Без раздумий верите в одни идеи и не принимаете другие, несмотря на аргументы? Принимаете решения, о которых потом жалеете?

Если это так, то вы просто стали заложником определенного типа мышления, который мешает рассуждать объективно. Джулия Галеф демонстрирует, как мозг нас обманывает в стремлении упростить жизнь, и приводит потрясающе интересные примеры — от выживания на плоту посреди океана до современной узкопартийной политики и способов, которыми Джефф Безос избегает чрезмерной самоуверенности. Вы наглядно увидите, как мозг обманывает нас и что можно сделать, чтобы изменить манеру мышления. Эта книга призвана научить вас мыслить иначе — видеть вещи такими, какие они есть в действительности. Такой взгляд поможет вам проникать в суть событий и сознательно принимать верные решения.

Предлагаем прочитать фрагмент книги.

 

Мысленный эксперимент — средство заглянуть в параллельную вселенную

Поймать себя на мотивированном рассуждении, всего лишь исследуя ход собственных мыслей, невозможно. Нужно сравнивать его с тем, как рассуждали бы вы в альтернативной вселенной, в которой ваша мотивация была бы иной. Например, стали бы вы рассматривать поведение этого политика в ином свете, принадлежи он к другой партии? Отнеслись бы вы к этому совету по-иному, если бы он исходил не от друга, а от жены или мужа? Сочли бы вы методологию этого исследования правильной, если бы его выводы подтверждали вашу гипотезу?

Разумеется, нельзя точно знать, как вы рассуждали бы в иных обстоятельствах. Нельзя слетать в параллельную вселенную и посмотреть, что там происходит. Но можно сделать почти то же самое, заглянув в нее виртуально в ходе мысленного эксперимента.

На следующих страницах мы исследуем пять разных типов мысленных экспериментов: проверку на двойные стандарты, тест постороннего, тест на конформизм, тест избирательного скептицизма и тест на предубеждение статус-кво. Но первым делом усвойте один важный принцип и старайтесь не забывать о нем, пока проводите мысленные эксперименты. Обязательно проигрывайте в уме альтернативный сценарий. Чтобы понять, почему это важно, представьте себе шестилетнего мальчика, который только что дразнил другого ребенка. Мама говорит мальчику, что так нельзя, и пытается объяснить почему, прибегая к древнему, как мир, мысленному эксперименту: «Поставь себя на место Билли. Если бы тебя кто-нибудь высмеивал перед твоими друзьями, тебе было бы приятно?» Мальчик немедленно отвечает: «Мне было бы всё равно!» Совершенно очевидно, что он даже не попытался поставить себя на место Билли. Он просто дает нужный ответ, чтобы доказать, что не сделал ничего плохого. Мысленные эксперименты работают только в случае, когда их в самом деле проводят. Поэтому не ограничивайтесь просто словесной формулировкой эксперимента. Представьте себе альтернативный мир, представьте себя внутри этого мира и пронаблюдайте за реакцией. Возможно, вас удивит, насколько это всё меняет. Несколько лет назад я была знакома с одной девушкой по имени Кейша. Она училась на юриста. Ей не нравилось учиться, и ее не слишком привлекала перспектива стать юристом, однако, если ей советовали бросить учебу, она отвергала эти советы с порога. Однажды кто-то из ее друзей спросил: «Неужели ты продолжаешь учиться на юриста лишь потому, что не хочешь разочаровать родителей? А если бы ты знала, что им всё равно, как бы ты поступила?» «Конечно, я учусь не только для родителей. Что за глупости», — твердо ответила Кейша. Но друг не отставал. На этот раз он перефразировал свой вопрос для большей наглядности: «Ну хорошо, представь себе, что завтра тебе позвонят родители и скажут: "Знаешь что, Кейша, мы тут всё обсудили, и нас беспокоит, что тебе не нравится учиться на юриста. Мы просто хотели тебе сказать, что, если ты уйдешь оттуда, мы не расстроимся. Мы хотим, чтобы ты занималась чем-нибудь таким, что тебе по-настоящему нравится"». И Кейша поняла: «В этом случае я бы бросила учебу немедленно».

Проверка на двойные стандарты

Один молодой человек, назовем его Дэн, учился в школе с военным уклоном, где соотношение мальчиков и девочек было явно в пользу первых. В его параллели было 250 мальчиков и всего 30 девочек. Поскольку у девочек был большой выбор, они предпочитали красивых, спортивных или особенно обаятельных мальчиков. Дэн к числу таковых не относился. Он был застенчив и не слишком хорош собой, и драгоценного внимания девочек ему не доставалось совсем. Обиженный таким отсутствием интереса, Дэн пришел к выводу, что все девочки — заносчивые стервы.

Но однажды Дэн провел мысленный эксперимент, который помог ему взглянуть на дело по-другому. Дэн спросил себя: «Могу ли я честно сказать, что, будь я девушкой, я бы вел себя по-другому?» Ответ был однозначный. «Конечно, в этом случае я бы встречался только с самыми привлекательными», — понял Дэн. Не то чтобы такая точка зрения помогла ему немедленно обзавестись подругой, но он стал спокойнее относиться к ситуации в школе, а позже, когда он немного повзрослел, ему стало легче общаться с женщинами.

Поступок Дэна — разновидность проверки на двойные стандарты. «Может быть, я сужу других людей по меркам, которые не стал бы применять к самому себе?» Проверку на двойные стандарты можно проводить не только для отдельных людей, но и для групп. Наверняка вы сталкивались с самой распространенной его формой, когда сторонник одной политической партии говорит стороннику другой: «Хватит выгораживать своего кандидата! Если бы наш сделал то же самое, ты бы запел совсем по-иному!»

Гораздо реже человек адресует подобный вопрос себе самому, но и такое случается. Меня очень впечатлило применение этого теста в интернет-дискуссии в 2009 году. Речь шла о намерении демократов убрать лазейку в законах, благодаря которой одна из партий могла бесконечно саботировать принятие закона в сенате. Один из комментаторов, сторонник демократов, высказался против, мотивировав это так: «Я просто представил себе, как отреагировал бы, если бы услышал, что подобную тактику использовал [президент-республиканец Джордж Буш] при обсуждении военного бюджета или чего-нибудь в этом роде. Мне бы это совершенно не понравилось».

До сих пор мы рассматривали примеры, когда человек судит других людей или группы несправедливо строго. Но этот тест поможет выявить и противоположный случай применения двойных стандартов: когда человек судит себя намного строже, чем судил бы другого в точно такой же ситуации. Если вы мысленно бичуете себя за глупый вопрос, заданный на уроке или на совещании, представьте себе, что этот вопрос задал кто-нибудь другой. Какова была бы ваша реакция? И насколько вы вообще обратили бы на это внимание?

Тест постороннего

Первая половина 1985 года была для технологической компании Intel «мрачным и отчаянным» временем, по словам одного из ее основателей Эндрю Гроува. До того Intel успешно продавала модули памяти, на которых специализировалась. Однако к 1984 году японские конкуренты научились делать модули, которые работали быстрее и лучше интеловских.

Топ-менеджеры Intel наблюдали, как Япония захватывает всё бóльшую долю рынка, а их собственная доля всё уменьшается, и бесконечно спорили, что делать. Их компанию просто выбивали с рынка. Может быть, переключиться на какой-нибудь другой продукт? Но производство модулей памяти лежало в основе самого существования компании. Мысль, что Intel больше не будет делать микросхемы, казалась кощунством, практически искажением религиозного догмата.

В своих мемуарах под названием «Выживают только параноики»1 Гроув описывает разговор со вторым основателем компании, Гордоном Муром. Этот разговор позволил спасти Intel.

«Мы были подавлены. Я стоял у окна, глядя, как вдали крутится колесо обозрения в парке аттракционов "Великая Америка". Потом я снова повернулся к Гордону и спросил: "Если бы нас выперли и совет директоров привел бы нового СЕО, как ты думаешь, что он сделал бы?" — "Убрался бы с рынка памяти", — без колебаний ответил Гордон. Я долго молча смотрел на него, а потом сказал: "Знаешь что, давай мы с тобой выйдем в дверь, вернемся и сделаем это сами"».

Стоило основателям Intel понять, что отказ от производства некогда знаменитых микросхем со стороны кажется очевидным выбором, решение было практически принято. Именно так компании удалось выбраться из бедственного положения середины восьмидесятых, переключившись с производства памяти на то, чем Intel славится сегодня, — выпуск микропроцессоров.

Мысленный эксперимент, который проделали Гроув и Мур, называется «тест постороннего». Представьте себе, что на вашем месте находится какой-нибудь другой человек. Что он сделал бы в вашей ситуации? Когда нужно принять трудное решение, вопрос «как поступить» осложняется другими, эмоционально нагруженными вопросами, такими как «Моя ли вина, что мы оказались в такой ситуации?» и «Насколько сильно осудят меня окружающие, если я изменю свое решение?» Тест постороннего позволяет убрать эмоциональные осложнения, оставив только рассуждения о том, как лучше всего действовать в данном случае.

У этого теста есть вариация: можно представить себе, что это вы — посторонний. Допустим, вы студент. Вам осталось учиться еще два года, но вы всё яснее понимаете, что выбранная профессия вас совсем не привлекает. Вы подумывали бросить учебу, но мысль, что на нее уже потрачено несколько лет вашей жизни, так мучительна, что вы всегда находите повод остаться в университете. Представьте себе, что вы другой человек и ваш разум каким-то волшебством пересадили в тело человека по имени (впишите свое имя). Вы не чувствуете никакой ответственности за его прошлые решения, у вас нет потребности казаться последовательным или стремления доказать свою правоту. Вы просто хотите наилучшим образом использовать ситуацию, в которой очутились. Как будто у вас на шее висит табличка «Под управлением новой администрации». А теперь скажите, какая перспектива вас больше привлекает: потерять еще два года на получение диплома для (впишите свое имя) или уйти и заняться чем-нибудь более интересным?2

Тест на конформизм

В детстве я обожала свою двоюродную сестру Шошану: она была на два года старше и казалась мне потрясающе взрослой и утонченной. Однажды, когда наши семьи вместе отправились в поход, Шошана познакомила меня с песнями модной группы New Kids On The Block. Мы сидели в палатке Шошаны и слушали на ее новом кассетном магнитофоне последний альбом группы. Шошана сказала: «Ух ты, сейчас будет моя самая любимая песня!» Когда песня кончилась, Шошана спросила меня: «Ну как?» Я с жаром отозвалась: «Потрясающе, я думаю, что это и моя любимая песня тоже». «Знаешь что? — сказала вдруг Шошана. — Моя любимая песня вовсе не эта. Эту я как раз терпеть не могу. Я просто хотела посмотреть, будешь ли ты обезьянничать».

Тогда мне стало очень стыдно. Но теперь я вижу, что этот эпизод был весьма поучительным. Называя эту песню своей любимой, я не лицемерила — она в самом деле показалась мне лучше других. Мне не казалось, что я это говорю только для того, чтобы произвести впечатление на Шошану. А потом, когда она раскрыла карты, я почувствовала, как мое мнение о песне меняется прямо в этот самый момент. Она внезапно показалась мне дурацкой. Уродской. Скучной. Как будто кто-то включил прожектор, и в ярком свете сразу стали видны все ее недостатки3.

Теперь я использую фокус Шошаны, когда хочу проверить, насколько «мое» мнение — в самом деле мое. Если я ловлю себя на согласии с кем-нибудь, то провожу тест на конформизм: представляю себе, как собеседник сообщает, что больше уже так не думает. Останусь ли я при прежнем мнении? Смогу ли отстаивать его в разговоре с этим человеком?

Представьте себе, что вы участвуете в стратегическом совещании и другой участник отстаивает мнение, что компании следует нанять больше сотрудников. Вы ловите себя на том, что киваете: «Да, верно, в итоге это сэкономит нам деньги». Вам кажется, что это мнение ваше собственное. Проверить поможет тест на конформизм. Представьте себе, что тот же коллега внезапно произносит: «Вообще-то я пытаюсь изобразить адвоката дьявола. На самом деле я вовсе не считаю, что нам сейчас нужно нанимать людей». Услышав это, останетесь ли вы при мнении, что нанимать персонал следует?

Тест на конформизм можно использовать не только для проверки собственных мнений, но и для проверки собственных предпочтений. Одна моя знакомая, женщина в возрасте под тридцать, задумалась о том, захочет ли когда-нибудь детей. Она всегда предполагала, что в конце концов дети у нее будут, — но потому ли, что она сама этого хочет, или просто потому, что большинство людей в конце концов заводят детей?

Она провела мысленный тест на конформизм: «А что, если бы дети были не у большинства, а, например, у 30 % всех людей? Я бы тогда всё равно обзавелась детьми или нет?» И она поняла, что в таком альтернативном мире перспектива иметь детей кажется ей уже не столь привлекательной. Благодаря этому мысленному эксперименту она выяснила, что ее стремление к родительству гораздо слабее, чем ей казалось раньше.

Тест избирательного скептицизма

Собирая материал для этой книги, я наткнулась на статью, в которой утверждалось, что мышление солдата приводит людей к жизненному успеху. «Да ладно», — презрительно фыркнула я про себя и начала проверять методологию исследования. Конечно, результаты оказались никуда не годными.

Потом, очень неохотно, я проделала мысленный эксперимент: «А что, если бы в статье утверждалось, что мышление солдата мешает людям преуспеть в жизни?!» Я поняла, что в этом случае моя реакция была бы совершенно иной: «Я так и думала! Надо обязательно упомянуть об этом исследовании в моей книге!» Такой контраст между моей реакцией в реальном мире и в альтернативном подействовал на меня как холодный душ: я поняла, что слишком доверяю данным, подтверждающим мою точку зрения. Это вдохновило меня заново пересмотреть все научные исследования, результаты которых я собиралась использовать в своей книге, и хорошенько проверить их методологию на предмет изъянов — точно так же, как я только что проделала с этой статьей, в которой делаются выводы в пользу мышления солдата. (К сожалению, должна сказать, что в результате мне пришлось выкинуть большинство ранее выбранных исследований.)

Такой мысленный эксперимент я называю тестом избирательного скептицизма. Представьте себе, что эти научные результаты поддерживают не вашу точку зрения, а противоположную. Насколько убедительными вы их сочтете?

Например, кто-нибудь критикует решение, принятое вашей компанией. Первое, что приходит вам в голову: «Этот человек рассуждает о том, чего не знает, поскольку у него нет доступа ко всем необходимым данным». Тест избирательного скептицизма выглядит так: представьте себе, что этот человек не ругает, а хвалит вашу компанию. Будете ли вы по-прежнему думать, что весомое мнение по этому вопросу может высказать лишь специалист из соответствующей отрасли?

Допустим, вы феминистка и читаете статью, в которой написано, что феминистки ненавидят мужчин. В доказательство автор приводит несколько твитов совершенно неизвестных вам людей примерно такого типа: «Всех мужчин следует сжечь заживо! #всявластьженщинам #феминизм». Вы думаете: «Я вас умоляю. Разумеется, в любой группе можно найти идиотов или экстремистов, если хорошенько поискать. Столь однобоко подобранные факты не дают никакого представления о феминизме».

Тест избирательного скептицизма: представьте себе, что в статье приводятся односторонне подобранные высказывания людей из группы, которую вы не любите, например консерваторов4. Как вы поступите в таком случае? Отвергнете ли выводы статьи на том основании, что в любой группе найдется небольшое количество идиотов и этот факт ничего не говорит о группе в целом?

Тест на предубеждение статус-кво

Мой друг Дэвид жил в своем родном городе в окружении друзей студенческих лет. Ему предложили потрясающую работу в Кремниевой долине, и он разрывался, не зная, соглашаться ли. Ведь здесь вокруг него такие замечательные друзья. Стоит ли покидать их ради хорошей работы? И Дэвид провел мысленный эксперимент: «Допустим, я уже живу в Сан-Франциско и у меня там интересная и хорошо оплачиваемая работа. Захочу ли я уволиться и переехать обратно в родной город, чтобы быть поближе к друзьям?» И он понял, что не захочет.

Мысленный эксперимент Дэвида помог ему понять, что его взгляд на ситуацию, скорее всего, объясняется когнитивным искажением, которое называется «предубеждение статус-кво», — стремлением сохранить ситуацию, в которой находишься в данный момент. Ведущая гипотеза, объясняющая это когнитивное искажение, состоит в том, что мы стремимся избегать потерь: страдание от потери сильнее, чем удовольствие от аналогичного по масштабу приобретения. Поэтому мы неохотно меняем сложившееся положение: ведь даже если от перемены нам станет лучше, мы больше сосредоточены на будущей потере, чем на будущем выигрыше.

Я называю мысленный эксперимент Дэвида проверкой на предубеждение статус-кво. Представьте себе, что вы находитесь не в своем нынешнем положении, а в каком-нибудь другом. Станете ли вы предпринимать усилия, чтобы поменять это положение на ваше теперешнее? Если нет, значит, нынешняя ситуация привлекает вас не столько своими плюсами, сколько тем, что вы в ней уже находитесь5.

Тест на предубеждение статус-кво можно применять не только для личных решений, но и для политических. В 2016 году, когда британцы голосовали, оставаться ли в Евросоюзе или выйти из него, одна британская блогерша никак не могла определиться. В конце концов ей помог тест на предубеждение статус-кво. Она спросила себя: «Если бы мы еще не были в Евросоюзе, стала бы я голосовать за присоединение к нему?» — и сама ответила: «Нет»6.

Когда вы рассматриваете и отвергаете какое-либо из предложенных изменений в обществе, это удачный момент проверить себя на предубеждение статус-кво. Рассмотрим в качестве примера исследования, направленные на увеличение продолжительности человеческой жизни. Если ученые найдут способ удлинить жизнь человека вдвое, примерно с 85 лет до ста семидесяти, хорошо ли это будет? Нет, если верить многим людям, с которыми я обсуждала этот вопрос. «Если мы станем жить так долго, прогресс ужасно замедлится, — утверждают они. — Нужно, чтобы старые поколения вымирали, освобождая место новым поколениям с новыми идеями».

Чтобы проверить себя на предубеждение статус-кво, давайте представим, что человек от природы живет в среднем 170 лет. Но затем определенная генетическая мутация сокращает жизнь среднего человека до 85 лет. Вы обрадуетесь? Если нет, то, возможно, вы на самом деле не считаете, что за ускорение общественного прогресса можно заплатить сокращением продолжительности жизни.

1. Гроув Эндрю. Выживают только параноики. Как использовать кризисные периоды, с которыми сталкивается любая компания. М.: Альпина Паблишер, 2019. — Прим. ред.

2. Более распространенная версия этого мысленного эксперимента — вопрос «Что бы вы посоветовали своему другу, оказавшемуся в подобном положении?». Такой эксперимент тоже может быть полезен, но в нем кроется другая потенциальная опасность: ведь вы можете оказаться неискренни, поскольку щадите чувства своего друга.

3. Похоже, моя кузина Шошана знакома с Бараком Обамой, потому что он в бытность президентом проделывал точно такой же фокус со своими советниками. Так он выводил на чистую воду подпевал: если кто-нибудь соглашался с ним по какому-нибудь вопросу, Обама притворялся, что передумал и больше не придерживается этого мнения. А затем просил приближенного объяснить, почему это утверждение кажется тому верным. «У каждого лидера свои слабые и сильные стороны. Моя сильная сторона — нюх на вранье», — говорил Обама.

4. Конечно, вы можете заменить консерваторов и феминисток на любые другие группы людей, чтобы пример выглядел для вас убедительно.

5. Проницательные читатели заметят, что тест на предубеждение статус-кво — не совсем чистый эксперимент. Если вы не находитесь в своем теперешнем положении, то, чтобы перейти к нему, вам понадобится затратить дополнительные усилия. Но поскольку это мысленный эксперимент, вы можете притвориться, что усилия, необходимые для перехода, волшебным образом равны нулю.

6. Здесь можно возразить, что есть разница между решением не звать к себе европейцев в первую голову и решением сначала пригласить их, а потом выгнать. В самом деле, это еще одна потенциальная асимметрия в мысленной проверке на предубеждение статус-кво. Но всё же, если ваш главный аргумент против именно таков, об этом полезно знать.

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2024.