30 мая 2024, четверг, 13:51
TelegramVK.comTwitterYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

15 августа 2023, 18:00

Писать, чтобы жить

Издательство «Лайвбук» представляет книгу Джулии Кэмерон «Писать, чтобы жить» (перевод Дарьи Юриной).

«Писать, чтобы жить» — обновленная интенсивная версия легендарного курса «Путь художника». Это рассчитанная на шесть недель творческая программа, которая подойдет любому — от начинающего автора до литератора со стажем. Это приглашение начать, продолжить и закончить ваше произведение. Где взять вдохновение? Почему так важно ощущать и осознавать всё, что происходит за окном или на прогулке? Здесь собраны самые эффективные приемы и упражнения, позволившие Джулии Кэмерон написать десятки бестселлеров и помочь многим известным авторам выйти из писательского кризиса. Эта увлекательная и эмоциональная книга настраивает на творческий лад, заряжает пишущего храбростью, предлагает довериться творческому процессу, показывает, как важно довести текст до финала. Она поможет вам создать роман, поэму, сценарий, стендап или блог, научит писать легко и с огромным наслаждением.

Предлагаем прочитать два раздела из книги.

 

Настроение

Я проснулась рано, полная сил. Почувствовав, что хочу писать, я взялась за перо. Мне хочется рассказать о предательстве: о том, как писателя подводит его душевное состояние. Вчера я разговаривала со своей подругой Джулианной Маккарти, актрисой и поэтессой. Мы сошлись во мнении, что наше настроение влияет на то, как мы относимся к произведению, над которым работаем.

«Оно чрезвычайно коварно», — воскликнула Джулианна.

«Точнее не скажешь», — согласилась я.

Мы с Джулианной уже давно занимаемся писательством, и обе достаточно опытны, чтобы не ждать «подходящего» настроя для работы. Хорошее расположение духа — это роскошь, а не необходимость. Долгие годы практики научили меня, что и в плохой день можно написать нечто достойное. Гораздо менее приятно убеждаться, что в хороший день можно писать очень плохо. Как я сказала Джулианне, секрет в том, чтобы работать в любых условиях. Она согласилась и добавила, что сама просто берется за дело. А оценить получившийся результат можно и позже.

«Позже» — значит в тот момент, когда вы перечитываете написанное: не в самый разгар творения, а в свете трезвой оценки. На собственном опыте я убедилась, что настроению нельзя доверять. Угрюмое расположение духа омрачает и мое восприятие собственного творчества. Хорошее настроение всё приукрашивает. Поэтому я стараюсь быть беспристрастной, оставляя в стороне свое душевное состояние, будь оно хорошим или плохим, и стремясь сохранять объективность.

«Я не жду подходящего настроения. Так ничего не достигнешь. Ваш разум должен знать, что ему придется браться за работу».
Перл Бак1

Недавно я написала пьесу. В пылу творчества она казалась мне идеальной. Но перечитав ее позже, на холодную голову, я увидела, что материал можно сократить и улучшить. Поэтому я взялась за дело и начала править, положившись на то, что считаю писательским «ремеслом». Я научилась не обращать внимания на свое настроение и не стремиться непременно выполнить работу безупречно. Вместо этого я говорю себе: «Пусть это и не идеально, но весьма неплохо, а значит — можно улучшать». Так что, поставив свое настроение «на нейтралку», я сажусь работать.

Взять хотя бы мою пьесу: я поняла, что требовалась простая перестановка. Той сцене, что я поместила в конец второго акта, было место в начале первого. Эта корректировка позволила мне сократить и улучшить пьесу. Потребовалась холодная оценка с точки зрения писательского ремесла.

«О да», — вздохнула Джулианна, когда я поведала ей сагу о своих правках. Она согласилась с тем, что они часто бывают необходимы и что вносить их бывает даже приятно. Настроение — этого коварного предателя — следует игнорировать.

И хотя я то и дело твержу себе, что писать — это всегда хорошо, но, посвятив много лет своему ремеслу, я пришла к выводу, что «хороший» текст не так уж далек от «плохого». То, что я пишу в любой отдельно взятый день, — это «проза Джулии», и ничего больше. Мои трюки и приемы почти дошли до автоматизма. Взять хотя бы вчерашний день. Я была не в духе, идеи приходили медленно и неохотно. Нет, мне не хотелось писать, но я писала. Следовала собственным советам. По холодному голубому небу плыли крошечные белые облака, похожие на летающие тарелки. Во время прогулки с Лили ворон прорезал воздух раскатистыми «Кар! Кар! Кар!». Его карканье резало слух. Как и мои собственные слова. Но я продолжала писать. Я не позволила дурному расположению духа испортить мне рабочий день. В конце концов, настроение меняется, а написанное остается.

Творческие развороты

Сегодня рано утром телефонный звонок развеял мой безмятежный сон о лошадях. Звонил друг с Восточного побережья: он забыл о разнице во времени.

«Джулия, я не могу сдвинуться с мертвой точки, — пожаловался он. — Через две недели я должен сдать роман редактору. Не могу написать развязку. Что мне делать?»

«Возьми и закончи», — сказала я.

«Я пытался, — ответил он. — Не могу, и всё тут».

«У меня нет волшебной палочки, — сказала я, — зато есть полный мешок разных приемов. Организуй себе внеочередное творческое свидание. На неделю откажись от чтения. Выполни упражнение "Разделываясь с преградами"».

«Но, Джулия, — возразил мой друг, — не всё так просто».

Я могла его понять. «Заклятие творческих разворотов очень сильно. Чтобы его снять, требуется смелость. Чтобы вновь взяться за брошенное дело, нужна крепкая самооценка. Мои приемы помогают ее обрести».

Давайте разберем типичный пример творческого разворота. Писатель продуктивно работает, и вдруг что-то происходит, будь то нечто хорошее или плохое. Скажем, он решает показать свое сырое произведение монстру, и тот обрушивается на него с критикой. Обескураженный писатель поворачивает вспять и перестает писать.

Или же, напротив, автор показывает свое недоработанное произведение какому-то человеку, и тот принимается его расхваливать. Перепуганный писатель поворачивает вспять и бросает книгу. Такие спровоцированные страхом развороты — частое явление в любой карьере, и они весьма коварны. Они способны очень сильно навредить. Случается, что писатель забрасывает только одно произведение, но иногда и вовсе перестает заниматься творчеством.

В 1974 году я написала рассказ и показала его другой писательнице, своей лучшей подруге. «Ох, Джулия, — отчитала она меня, — если ты это опубликуешь, то загубишь свою карьеру».

В то время никакой карьеры у меня не было, что не помешало мне принять ее слова близко к сердцу. Я похоронила свой рассказ в ящике стола и посвятила все свои писательские способности журналистике. Там навык написания рассказов пришелся весьма кстати. Но с 1974 по 1994 год я не написала ни единого рассказа.

А потом, преподавая курс «Путь художника», я вдруг вспомнила о том брошенном рассказе. И вдруг поняла, что со мной случился творческий разворот, потому подробно рассказала своим студентам, какое разочарование меня постигло.

Всего две недели спустя, когда мы с отцом ехали на машине по Техасу, я услышала голос. Он произнес: «Новая жизнь Карен началась в десятке километров к западу от реки Пекос».

«Папа, — сказала я, — сядь за руль. Кажется, у меня появилась идея для рассказа». И вот, пока мы пересекали Техасский выступ2, отец рулил, а я тем временем слушала голос в своей голове и писала первый рассказ за двадцать лет. Я вернулась домой в Таос, Нью-Мексико, а голос всё не замолкал, продолжая начитывать мне вторую историю, а за ней и третью. Преодолев свой творческий разворот, я написала дюжину рассказов. Они вошли в мой сборник под названием «Попкорн: голливудские истории» (Popcorn: Hollywood Stories). Я с большой радостью их опубликовала. Я «развернулась» обратно, и результатом стала целая книга. Настолько сильно меня подтолкнул тот творческий потенциал, которому я дала волю.

Творческие развороты — вещь серьезная и коварная. Зачастую писатель не понимает, что с ним приключилось. Подобно моему другу-романисту, он вдруг теряет интерес к той истории, что хотел рассказать. Или перескакивает с одного жанра на другой, как поступила я, переметнувшись от рассказов к биографическим очеркам. Я не осознавала, что совершила творческий разворот. Я попросту решила, что моя карьера в журналистике пошла в гору. Люди одобрительно отзывались о моих текстах. Я наслаждалась полученным вниманием. Этот новый жанр был соблазнителен. Он заставил меня полностью позабыть о прошлом.

Многие из нас не раз переживали творческие развороты, подавляя свой талант в самых разных областях. При выполнении этого упражнения можно пережить нечто вроде потери памяти. Я забыла, почему перестала писать рассказы. Вспомнив об этом, я обрела силы к ним вернуться.

Возьмите ручку. Один за другим перечислите разные жанры, вспоминая подробности своих творческих разворотов. Случалось ли вам переживать подобное в писательстве? А в изобразительном искусстве? В танцах или пластике? Пункт за пунктом вспомните все свои развороты. Поделитесь ими с другом, которому доверяете. Можете ли вы что-то предпринять, чтобы всё исправить? Даже маленького шага будет достаточно, чтобы вернуть вам силы.

Не обольщайтесь: творческий разворот не просто преодолеть, но потенциал, который можно открыть в себе, сделав это, того стоит.

1. Перл Бак (1892–1973) — первая женщина-писатель из США, удостоенная Нобелевской премии по литературе.

2. Техасский выступ — северная часть штата Техас. 

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2024.