29 мая 2024, среда, 02:47
TelegramVK.comTwitterYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Франция. Краткая история: от Галлии до де Голля

Издательства «КоЛибри» и «Азбука-Аттикус» представляют книгу Джона Норвича «Франция. Краткая история: от Галлии до де Голля» (перевод Ольги Строгановой).

Известный британский историк и автор Джон Норвич дает всесторонний обзор прошлого страны, сделавшей для европейской культуры больше любого другого государства.

«История Франции — это не только Наполеон, Жанна д’Арк и Людовик XIV. Я расскажу о судьбе несчастных тамплиеров в руках одиозного Филиппа Красивого и о событиях, произошедших с его невестками в Нельской башне; о прекрасной мадам де Помпадур и противоречивой мадам де Ментенон; о Луи-Филиппе, почти забытом сегодня, но, наверное, лучшем короле в истории страны; и это только начало. Первая глава в быстром темпе сопроводит нас от галлов и Юлия Цезаря до Карла Великого, охватив около восьми столетий. Последняя глава расскажет о пяти годах Второй мировой войны — 1945 год заканчивает одну эпоху и начинает новую», — пишет автор.

Предлагаем прочитать фрагмент книги.

 

Всемогущий паук
1453–1483

Из всех удовольствий он предпочитал охоту с собаками и соколами, и ничто не радовало его больше, чем собаки. Женщинами он вообще не интересовался, когда я был при нем, потому что незадолго до моего приезда у него умер сын. Он сильно горевал и в моем присутствии дал Господу обет, что не прикоснется ни к одной женщине, кроме королевы, своей жены1. Хотя он и должен был бы так поступать согласно законам супружества, всё равно это уважаемый подвиг — стойко следовать своему намерению, если принять во внимание, что в его власти были многие, а королева, пусть и хорошая женщина, не относилась к числу тех, в ком мужчины находят большое удовольствие…
Филипп де Коммин

Когда война перестала мешать, Франция расцвела. К 1440 г., а возможно, и несколько раньше, король Карл VII стал самым влиятельным правителем в Европе. «Он король королей, — писал дож Венеции, — без него невозможно ничего решить». Ему к тому же повезло иметь при дворе одного из самых выдающихся деловых людей всех времен. Жак Кёр примерно в 1430 г. отправился в Левант и обосновался в Дамаске. За несколько лет он упрочил положение Франции на Среднем Востоке до такой степени, что она стала серьезным конкурентом великим торговым республикам Италии. В 1436 г. Карл призвал его обратно в Париж и назначил главой Монетного двора, затем, в 1448 г., Кёр отправился в Рим в качестве королевского посла к папе Николаю V и примерно с этого времени регулярно выделял своему господину денежные ссуды, на которые Карл при необходимости предпринимал военные действия. На тот момент Жак Кёр был самым богатым частным лицом в истории Франции: имел, судя по всему, больше кораблей, чем сам король, дал работу трем сотням управленцев и открыл торговые дома по всей Западной Европе. Его особняк в Бурже остается одним из прекраснейших светских памятников позднего Средневековья. Он подарил кафедральному собору города изысканный алтарь, а его сын Жан стал в нем архиепископом.

Но всё это было слишком хорошо, чтобы длиться долго. В феврале 1450 г. поразительно красивая любовница короля Агнесса Сорель (известная как la Dame de Beauté — «Дама красоты», — она стала первой официально признанной фавориткой короля в истории) таинственно умерла в двадцать восемь лет. Одна из придворных дам, много задолжавшая Жаку Кёру, официально обвинила его в отравлении Агнессы. Против него не было никаких доказательств, но в июле 1451 г. Карл поддался возрастающему давлению и отдал приказ арестовать Кёра и конфисковать его имущество. Посыпались обвинения: он платил французским золотом неверным, похищал гребцов для своих галер, отослал обратно раба-христианина, который искал убежища на одном из его кораблей, мошенничал в Лангедоке. Все знали, что он невиновен, но это не имело значения: почти два года его держали в пяти разных тюрьмах, потом заставили публично покаяться и выплатить королю огромные дополнительные деньги, остальную собственность изъяли и сослали его на неопределенный срок.

В 1445 г. Кёру удалось попасть в Рим, где хорошо относившийся к нему папа Николай тепло принял несчастного. После смерти Николая в 1455 г. преемник понтифика Каликст III поставил Кёра во главе флота из шестнадцати кораблей, которые он отправил к острову Родос, страдавшему от одной из периодических осад мамлюкского султана Египта. В дороге Кёр заболел и умер вскоре после приезда на Родос.

Испытывал ли Карл угрызения совести за судьбу Жака Кёра? Скорее всего, да, но в последние два года его жизни он имел две более мучительные проблемы, олицетворением которых были герцог Бургундский и собственный его сын Людовик, дофин. Герцоги Бургундии, формально вассалы французского короля, стали, подобно Кёру, слишком богатыми и могущественными, но, поскольку де-факто они практически являлись королями, справиться с ними было куда сложнее. Кроме Бургундии, которую Филипп Смелый получил в качестве апанажа от своего отца Иоанна Доброго, они через брачный союз приобрели Фландрию и теперь контролировали все Нидерланды до самого устья Соммы. Их герцогство простиралось от Северного моря до Юры, предгорья Альп. Они уже давно прекратили приносить феодальную присягу королю Франции — более того, они зашли так далеко, что сами вступили в союз с англичанами во время Столетней войны. (Именно они, а не англичане были инициаторами захвата и сожжения Жанны д’Арк.) Их двор в Дижоне не уступал в изысканности двору Парижа, их архитектура была превосходной, их скульптура (вдохновленная поразительным гением Клауса Слютера) даже лучше. Еще в 1429 г. герцог Филипп Добрый учредил орден Золотого руна, который стал, наверное, самой высокой и желанной наградой во всей Европе.

Второй проблемой являлся дофин. Он доставлял беспокойство практически со дня своего рождения в 1423 г. Старший из четырнадцати детей, рожденных Карлу VII Марией Анжуйской, еще мальчиком показал себя пугающе разумным — значительно более умным, чем его отец, которого он не любил и презирал. Очень скоро дофин стал требовать реальной власти, но Карл, отвечавший сыну взаимностью, всегда отказывал. Людовик, соответственно, делал всё, что мог, чтобы внести осложнения в правление отца. Еще в 1440 г., когда ему было всего семнадцать, он присоединился к восстанию французской знати против короля, известному как Прагерия2, и скоро был вынужден сначала удалиться в свою провинцию Дофине, а потом, в 1456 г., искать убежища у Филиппа Бургундского. «Мой кузен Бургундский не знает, что делает, — сказал Карл с чувством. — Он вскармливает лисицу, которая сожрет его кур». Людовик также проявлял исключительную враждебность к фаворитке отца Агнессе Сорель: однажды он обнаженным клинком гнал ее в постель своего отца. Он, вне всякого сомнения, был организатором ее убийства (теперь считается, что она была отравлена ртутью), за которое так дорого расплатился невиновный Жак Кёр.

В 1458 г. король серьезно заболел. Болезнь началась с язвы на ноге, которая никак не затягивалась и даже стала нагнаиваться, затем инфекция проникла в челюсть, где образовался большой и болезненный гнойник. Он продолжал увеличиваться в размере, и скоро король уже не мог глотать. Понимая, что жить ему, наверное, осталось несколько дней, он позвал к своей постели дофина, но Людовик предсказуемо отказался прийти. Это было его последнее непослушание, его последнее предательство. Карл умер 21 июля 1461 г., его похоронили рядом с родителями в Сен-Дени. Он был хорошим королем, а возможно, и великим. Первую часть его правления, естественно, затмевает Жанна д’Арк и ее мученичество, однако потом ему удалось сделать то, чего не смогли добиться четыре его предшественника, — он вытеснил англичан из Франции, осталась только одна последняя английская точка в Кале. Наконец, он обеспечил Францию постоянной армией, первой со времен Римской империи. Его подданные имели достаточные причины быть благодарными этому королю.

Уверенно можно сказать, что с приходом Людовика XI эпоха рыцарства закончилась навсегда. Его характер нисколько не улучшился. Он совсем не заботился о чести, то и дело нарушал данное им слово и всегда ожидал того же от других. Будучи последовательно непослушным сыном, он думал, что его дети тоже не будут слушаться, и не доверял им ни на йоту. И тем не менее, несмотря на такой довольно неприятный образ, он стал более успешным королем, чем его отец, усердно трудясь (хоть и не вполне бескорыстно) во имя создания сильной централизованной монархии, в которой знать помнит свое место. Этот последний пункт особенно важен: Людовик всегда опасался вельмож и всю свою жизнь старался ослабить их могущество и влиятельность. Он неизменно предпочитал приближать к себе буржуазию и людей простого происхождения, назначая их на высшие государственные посты, пока сам ездил по королевству и выводил из-под контроля феодалов провинциальные власти. Если король был недоволен, а это случалось очень часто, он начинал беспощадные расследования.

Когда Людовик покинул двор Бургундии, чтобы в Реймсе надеть на себя корону Франции, ему уже исполнилось тридцать восемь лет, и он был вдовцом3. Теперь наконец он мог свободно заняться тайными заговорами и интригами, которыми впоследствии и прославился. Интриганство было у него в крови. Вскоре он заработал прозвище le Rusé — Коварный, а немного спустя его уже называли l’araignée universelle — «всемогущим пауком», плетущим сложные сети заговоров. Он опутывал каждого из своих противников по одному и медленно затягивал их в сеть.

Его главным соперником, естественно, оказалась Бургундия. Тот факт, что бургундский двор пять лет давал ему убежище, ничего не значил для короля Людовика. Пророчество его отца полностью подтвердилось. Вернувшись во Францию, король решительно настроился сделать все, что может, чтобы уничтожить герцогство. Его решимость еще больше упрочилась в 1467 г. после того, как герцогом Бургундии стал Карл Смелый, который, как Людовик знал, планировал сделать свое королевство независимым. Людовик приобрел неожиданных союзников еще в 1465 г., когда жители Льежа впервые поднялись против Филиппа, отца герцога Карла, а дофин к ним немедленно присоединился4. Это решение оказалось серьезной ошибкой. Мятежников подавили, а Людовика вынудили подписать унизительный договор, по которому он отдал значительную часть территории, полученной от Филиппа. Дальше король Франции повел себя обычным для него образом. Сначала он развернулся на Льеж, оказав поддержку герцогу Карлу в осаде города, при которой убили сотни его недавних союзников. Потом он возвратился во Францию, сразу аннулировал договор и приступил к наращиванию армии для полномасштабной войны. Она разразилась в 1472 г., когда Карл осадил Бове и несколько других городов. Герцог Бургундский ничего не взял, в итоге ему пришлось просить мира.

Бургундия прожила в качестве европейской державы еще пару лет. В конце концов ее разбили, но не Людовик, а армия герцога Лотарингии и швейцарцы. Битва при Нанси произошла 5 января 1477 г. Обнаженное тело герцога Карла нашли через несколько дней вмерзшим в лед на реке, его голова была разрублена почти надвое, а лицо настолько изуродовано, что его доктор смог опознать герцога только по старым боевым шрамам и на удивление длинным ногтям. Людовику повезло, поскольку Карл не имел наследников мужского пола: Бургундия и Пикардия, соответственно, вернулись к французской короне, а король Франции мог поздравить себя с тем, что больше ему не придется терпеть серьезного и беспокойного соперника на своей северо-восточной границе.

Не повезло только, что герцог оставил дочь Марию, которая наследовала его личное состояние и все территории, раньше принадлежавшие империи. Чтобы завладеть и этим, Людовик очень старался устроить ее брак со своим старшим сыном, но тут была проблема: Марии было двадцать лет, а дофину — девять. Неудивительно, что она предпочла Максимилиана Австрийского, который много лет спустя станет императором Священной Римской империи, а пока Мария принесла ему в качестве приданого всю территорию Фландрии, включая город Брюссель, где ее семья учредила столицу. Сама Мария не стала императрицей: в 1482 г. она упала с лошади и погибла. У нее остались сын, еще один Филипп Красивый, о котором мы услышим позднее, и дочь Маргарита. Именно эта Маргарита, а не ее мать, со временем обручится с дофином и своим приданым добавит Франции Артуа и Франш-Конте на швейцарской границе. Она приехала в Париж ребенком трех лет и росла при французском дворе как fille de France (принцесса крови). Так Людовик одержал еще одну бескровную победу.

1. Имеется в виду Шарлотта Савойская.

2. Прагерия была связана с восстаниями гуситов в Праге, к которым дофин тоже имел отношение.

3. Его первая жена Маргарита Шотландская (дочь короля Якова I) умерла, бездетная и несчастная, в 1445 г. в возрасте двадцати лет. В 1451 г. Людовик без согласия отца заключил брак с Шарлоттой Савойской: ему было двадцать семь лет, ей — девять.

4. Эту историю рассказал Вальтер Скотт в романе «Квентин Дорвард».

 

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2024.