19 мая 2024, воскресенье, 02:16
TelegramVK.comTwitterYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Нулевой пациент

Издательство «Лайвбук» представляет книгу Лидии Канг и Нэйта Педерсена «Нулевой пациент. Нестрашная история самых страшных болезней в мире» (перевод Дарьи Юрьиной).

Правда ли, что Христофор Колумб завез новую разновидность сифилиса в Европу? Что общего у ребенка супругов Льюисов и одиннадцатого президента США? Связаны ли туберкулез и вампиры?

Книга Лидии Канг и Нэйта Педерсена — увлекательная иллюстрированная история эпидемий инфекционных заболеваний: как они появляются, как распространяются, что позволяет их диагностировать и как мы спешим уничтожить их, прежде чем они уничтожат нас. Чума, оспа, проказа, тиф, бешенство, корь, сибирская язва, гепатит, лихорадка Эбола, ВИЧ, коронавирус — насколько успешно человечество справляется с этими болезнями и есть ли шансы победить их раз и навсегда?

Предлагаем прочитать начало главы, посвященной сифилису.

Сифилис

Нулевой пациент: Христофор Колумб (а также те из его команды, кто вернулся в Европу после первого визита в Америку).

Возбудитель: бледная трепонема (лат. Treponema pallidum, бактерия).

Где: в Европе, позднее распространился по всему миру.

Симптомы: язвы во рту и в области гениталий, красновато-бурые пятна, лихорадка, деменция, сумасшествие, абсцессы, слепота, разрушение носовой перегородки, расслоение аорты.

Путь передачи: половой акт.

Малоизвестный факт: нейросифилис, при котором бактерии поражают головной мозг, может вызывать приступы эйфории.

«Через половые сношения новый или по крайней мере неизвестный врачам прошлого недуг — французская болезнь — добрался с запада до тех мест, где я сейчас пишу эти строки. Всё тело больного обретает вид столь омерзительный, а его страдания так велики, особенно по ночам, что эта болезнь даже страшнее, чем неизлечимая проказа или слоновая болезнь, и может привести к смерти».

Эта цитата принадлежит итальянскому врачу, свидетелю битвы при Форново в 1495 году, описывающему первую эпидемию сифилиса в Европе. Вспышка болезни, которую современники справедливо сочли новой, жестоко ударила по солдатам и наемникам французского короля Карла VIII. В то время Франция была втянута в Итальянские войны — череду попыток захватить Неаполитанское королевство на основе династических притязаний на престол. Первая итальянская война началась в 1494 году, когда Карл VIII собрал армию из пятидесяти тысяч воинов, в числе которых было много наемников со всей Европы, и вторгся в Италию, направляясь в Неаполитанское королевство. Италия в то время представляла собой объединение независимых городов-государств, быстро разгромленных французами, которые к концу года захватили Пизу, Флоренцию и Рим. В начале 1495 года их армия вошла на территорию Неаполитанского королевства и поставило его на колени, не встретив особого сопротивления. Вслед за войсками шло примерно восемьсот сопровождающих, в том числе поваров, попрошаек и женщин, торговавших сексуальными услугами. Войска остановились в Неаполе на несколько месяцев, пока Карл налаживал работу профранцузского правительства, и вскоре заскучавшие солдаты нашли способ скоротать время. Не так много времени прошло, прежде чем в рядах французских воинов, собравшихся со всей Европы наемников, жителей Неаполя и всех, кто сопровождал армию, стала свирепствовать передающаяся половым путем болезнь, которую представители воюющих сторон называли соответственно «неаполитанской» или «французской».

Вспышка «французской болезни» стала первой крупной эпидемией сифилиса в Европе, и встречена она была шоком и ужасом. Когда стало казаться, что войска, созванные из союзнических городов-государств северной Италии, вот-вот отрежут Карлу путь к отступлению обратно во Францию, король повел французскую армию обратно в Неаполь и в июле 1495 года столкнулся с недавно сформированной Венецианской лигой в битве при Форново. Именно там появились первые исторические упоминания о вспышке сифилиса. Врачи описывали симптомы болезни с отвращением, детально рассказывая о характерных папулах, покрывающих всё тело больного, а позднее отмечая также, что эта болезнь передается половым путем.

Всё начинается с появления язв в области гениталий, после чего болезнь быстро прогрессирует, вызывая лихорадку, сыпь и боли в суставах и мышцах, которые особенно сильны по ночам. Через несколько недель, а иногда и месяцев, всё тело больного покрывают крупные болезненные абсцессы и болячки, которые к тому же источают сильный неприятный запах. Эти раны вскоре превращаются в нарывы, постепенно разрушая такие части тела, как нос, губы и глаза. Если язвы появляются во рту или в горле, болезнь может быстро привести к летальному исходу.

 

Битва при Форново, 1495 г.

«Году в 1493 от Рождества Христова или около того этот злейший и чрезвычайно мучительный недуг стал ходить среди людей», — пишет немецкий ученый и поэт Ульрих фон Гуттен в посвященном сифилису труде «О гваяковом дереве». А ведь он был знаком с этой болезнью не понаслышке: последние пятнадцать лет своей жизни он медленно умирал от сифилиса. Никому из противников не удалось одержать верх в битве при Форново, и Карл VIII отправился обратно во Францию, после чего наемники из его армии разбрелись по всем уголкам Европы, гарантировав распространение казавшегося новым заболевания во все концы земли. Процесс зарождения этого недуга в Европе отражает цитата, неоднозначно приписываемая Вольтеру — знаменитому французскому писателю эпохи Просвещения: «В своем беспечном походе на Италию французы невзначай заполучили Геную, Неаполь и сифилис. Потом, вынужденные отступить, они отдали Неаполь и Геную, но кое-что все же забрали: сифилис остался при них».

Когда европейцы только начали заражаться сифилисом, болезнь быстро проходила через все стадии и забирала множество жизней. Поскольку существовавший в то время штамм бактерий, вызывающих эту болезнь, был особенно заразен, инфекция буйно распространялась. За жизнь одного поколения эпидемия сифилиса охватила всю Европу.

 

Раскрашенное изображение бледной трепонемы — бактерии, которая вызывает сифилис.

Сифилис — это передающееся половым путем заболевание, которое провоцируют бактерии под названием Treponema pallidum (бледная трепонема). Выглядит этот патоген довольно мило: по форме он напоминает пасту каватаппи (от итал. «штопор»), но за располагающим внешним видом скрываются злые намерения. Эти бактерии распространяются при контакте с сифилитической язвой — так называемым «шанкром», что образуется на гениталиях больного. Шанкры не болят, что можно назвать одним из немногочисленных плюсов, ведя речь об этом коварном и сложном заболевании. Вдобавок больные сифилисом беременные женщины могут передать его своему еще не родившемуся ребенку.

Болезнь, которую вызывают известные нам сегодня штаммы сифилиса, медленно проходит через четыре ярко выраженные стадии. (В отличие от более заразного, существовавшего в прошлом штамма, который бушевал в Европе в конце XVI века.) На первой стадии в области гениталий образуется шанкр, чему обычно сопутствует воспаление лимфатических узлов в паху. Как правило, шанкр бывает всего один, хотя их может быть и несколько. Язва появляется примерно через три недели после контакта с зараженным, и, поскольку она не вызывает болевых ощущений, ее легко не заметить. Но если больной обращает на нее внимание, его беспокойство обычно проходит через пару недель вместе с самой болячкой.

Когда болезнь переходит во вторую стадию, всё становится серьезнее. После нескольких недель передышки в одном случае из четырех кожу больного покрывают красновато-бурые пятна. Эта сыпь обычно начинается с туловища, но затем охватывает большую часть тела, включая ладони и ротовую полость. Она не чешется, но очень заметна. Для вторичного сифилиса также характерны похожие на бородавки наросты во рту и на гениталиях. Спустя пару недель сыпь, как правило, исчезает сама собой, но в течение года может несколько раз возвращаться. На этой стадии многие больные также испытывают недомогание, потерю аппетита, боль в горле, высокую температуру и ломоту в теле. Лечение желательно начинать не позднее этой стадии, ведь никому определенно не захочется, чтобы болезнь продолжала прогрессировать. Сифилис лечится очень легко, при условии, что дело не зашло дальше первой, второй или ранней третей стадии. Чтобы вылечить пациента на ранней стадии болезни, достаточно внутримышечно ввести ему одну дозу бензатина пенициллина. В буквальном смысле: одну-единственную дозу. (Всё благодаря заслугам Джона Махони, Ричарда Арнольда и серолога по имени Эд Харрис, которые провели успешные эксперименты с использованием пенициллина на больных сифилисом морпехах в 1943 году.)

В отсутствие надлежащего лечения болезнь переходит в третью стадию — так называемого «скрытого сифилиса». Именно из-за нее он прослыл коварным недугом. Ведь на этом этапе он прячется, становится латентным и не вызывает никаких симптомов. И хотя возбудители сифилиса по-прежнему живут в организме больного, он заразен лишь в начале третьей стадии… и больше никогда. Сифилис передается исключительно путем контакта с язвами, которые характерны для первичного и вторичного сифилиса. В начале третьей, латентной стадии больной всё еще считается заразным, но, как правило, лишь в том случае, если появившиеся ранее язвы еще не успели зажить. На поздних этапах скрытого течения болезни и на протяжении всего периода третичного сифилиса инфекция не передается. Человек может годами оставаться латентным сифилитиком. Если ему повезет, симптомы могут исчезнуть навсегда.

 

Гуммы — тканевые бугры — считаются признаком конечной стадии сифилиса.

По прошествии 10–30 лет болезнь может перейти в конечную стадию третичного сифилиса, который первым делом поражает внутренности. На этом этапе могут значительно пострадать головной мозг, глазные яблоки, сердце, печень, кости, суставы и нервы. Кроме того, болезнь может обезобразить пациента: по всему телу появляются абсцессы и тканевые наросты под названием «гуммы», а ткани лица начинают разрушаться. У многих сифилитиков на последней стадии болезни разлагается носовая перегородка, что в реальности не менее страшно, чем на словах. Также возможно расслоение аорты — крупной артерии, идущей от сердца. Воспалившись, она истончается и растягивается, образуя аневризму, и может внезапно лопнуть, что вызывает мгновенную смерть. Это может произойти даже через тридцать лет после заражения инфекцией.

Кроме того, на любой стадии сифилис способен внезапно поразить мозг. Эту форму заболевания называют «нейросифилисом», и ее симптомы включают в себя изменения в поведении, паралич и деменцию. В XIX веке, когда сифилисом предположительно страдало около 15 % населения Европы и Америки, заразившиеся сообщали о множестве всевозможных психических переживаний, в том числе эйфории, суицидальной депрессии, мании величия и паранойе. Долгое время в культуре бытовали представления о том, что сифилис связан с «сумасшествием». Но и это не всё: сифилис также приводит к слепоте. Глазной сифилис, как и нейросифилис, может проявиться на любом этапе болезни.

Испытав все эти симптомы — или некоторые из них, — больной, разумеется, может и умереть. Когда в 1495 году Европу впервые охватила эпидемия сифилиса, уровень смертности оказался невероятно высок. Затем в течение следующего столетия в силу факторов, которые до сих пор остаются предметом споров, болезнь несколько утихла, став менее смертоносной и заразной. Несмотря на то, что сегодня это заболевание без труда поддается лечению, оно остается второй ведущей причиной выкидышей во всем мире и ежегодно отнимает триста тысяч жизней. Еще двести тысяч новорожденных младенцев, родившихся от матерей, больных сифилисом, подвержены риску умереть в раннем возрасте.

Когда в 1493 году Христофор Колумб вернулся из Америки в Испанию вместе с экипажем из сорока четырех европейских моряков и десяти коренных индейцев, среди них, вероятно, оказались носители опасного штамма сифилиса. Некоторые историки считают, что нулевым пациентом последовавшей европейской вспышки сифилиса стал Мартин Алонсо Пинсон — капитан экспедиции Колумба. (Скорее всего, этой болезнью в Америке заразились и несколько других членов экипажа.) Это так называемая «колумбова» гипотеза.

Вскоре после возвращения Колумба некоторые из участников его экспедиции присоединились к большой армии наемников, собранной королем Карлом VIII для участия в Итальянских войнах. Учитывая, что крупная вспышка сифилиса следовала за ней по пятам, вполне естественно, что и тогдашние хроникеры, и более поздние историки пришли к выводу, что эта болезнь прежде была неизвестна в Европе и оказалась завезена туда из Америки. Есть и более поздние научные доказательства того, что сифилис был распространен в Америке еще до прибытия Колумба (это подтверждено характерными для сифилиса костными повреждениями, обнаруженными на найденных в разных частях Северной и Южной Америки останках, возраст которых составляет несколько тысяч лет). О «новизне» этого заболевания также упоминали два испанских врача конца XV века — Гонсало Фернандес де Овьедо и Руй Диас де Исла, которые в момент возвращения Колумба находились в Барселоне.

 

Первая высадка Колумба в Америке

Что касается де Исла, он написал изданный в 1539 году труд о сифилисе, размышляя о прибытии этой болезни в Барселону: «Многим представляется очевидным, что эта болезнь берет исток и начало в незапамятных временах на острове, который теперь зовется Эспаньолой. И поскольку эти земли открыл адмирал дон Христофор Колумб, поддерживавший отношения с местными жителями и находившийся в их обществе во время своего пребывания там, а также ввиду того, что эта болезнь по природе своей заразна, она с легкостью распространилась, и вскоре ее подхватили и сами моряки».

Таким образом, считалось, что сифилис стал частью так называемого Колумбова обмена, то есть взаимной передачи растений, технологий и животных, а также новых болезней между европейцами и коренными жителями Америки.

Однако, как и многие другие идеи относительно времен колонизации, «колумбова» гипотеза возникновения вспышки сифилиса 1493 года и его постепенного распространения по всей территории Европы сегодня является предметом споров. Недавние научные исследования показали, что истина куда сложнее.

Хотя нам уже много лет известно, что сифилис был распространен в Америке, не так давно генетики исследовали человеческие кости, найденные в захоронениях Финляндии, Эстонии и Нидерландов и обнаружили в них ДНК возбудителей сифилиса, оказавшуюся там задолго до возвращения Колумба из Америки. Они доказали, что бледная трепонема появилась в Европе до 1493 года. Однако геном того штамма бактерий, что были найдены на останках европейцев, значительно отличается от ДНК сифилиса, завезенного из Америки. Похоже, у этих штаммов был общий предок, но в промежутке с IV в. до н. э. до XII в. н. э. они разделились.

Согласно предположениям историков, европейский штамм сифилиса представлял собой менее агрессивную разновидность бактерий, которые вызывали симптомы, ошибочно принимавшиеся современниками за признаки проказы, или болезни Хансена.

Итак, теперь нам известно, что сифилис существовал и в Европе, и в Америке. Но как объяснить столь свирепую вспышку 1493 года? Бытует мнение, что в результате Колумбова обмена европейский сифилис заново скрестился с американским, образовав исключительно сильный штамм бактерий. По другой версии, примерно в конце XV века европейский подтип перенес мутацию, благодаря которой инфекция внезапно стала куда более опасной. Но мы всё еще не знаем наверняка. Чтобы до конца понять, что произошло, необходимо продолжать секвенирование и сравнение современного, старого и древнего генома.

Хотя нельзя сказать, что всё это имело такое уж большое значение для жителей Европы XV–XVI веков, которые страдали и умирали от сифилиса.

Культура того времени смотрела на этот недуг с нескрываемым отвращением: его симптомы омерзительны, а поскольку он передается половым путем, его стали ассоциировать с чем-то развратным и возмутительно аморальным. Каждое государство винило в его вспышках своих врагов, поэтому у него было много имен. Французы называли его «неаполитанской болезнью» или «испанской оспой».

Поляки окрестили его «русской болезнью», а турки — «христианской». Англичане, немцы и итальянцы единодушно прозвали его «французской болезнью». Ну, а французы придумали термин La Grande Verole — «великая оспа», чтобы отличить его от натуральной оспы, ведь он вызывает более крупные язвы. Слово «сифилис» появилось лишь в 1530 году, после публикации поэмы итальянского врача и поэта Джироламо Фракасторо. В ней повествуется о пастухе по имени Сифилус, который имел неосторожность обвинить бога солнца в том, что началась засуха. Разъяренное божество наказало Сифилуса чудовищной неизвестной болезнью, симптомы которой к тому времени были как нельзя лучше знакомы читателям-европейцам.

Немецкий писатель Ульрих фон Гуттен стал одним из первых сифилитиков, описавших это заболевание, рассказав о нем в своем «Трактате о французской болезни» (лат. De Morbo Gallico), изданном в 1519 году: «Из выпуклых, как желуди, волдырей сочилась столь омерзительная зловонная жижа, что любой, почуявший ее запах, думал, что сам подхватил болезнь. Они имели темно-зеленый оттенок и вид не менее ужасный, чем боль от них, подобную которой испытывает разве что человек, сжигаемый на костре».

Если врачам и удавалось каким-то образом побороть отвращение к сифилису, они определенно не знали эффективных способов с ним бороться. Первоначально все усилия были направлены на то, чтобы изгнать болезнь из организма. Было опробовано кровопускание и слабительные средства — безрезультатно. В начале XVI века для лечения сифилиса широко использовалось гваяковое дерево, которое также называли «священным». Древесина этого карибского растения стала одним из первых товаров, который привозили из Америки и охотно применяли в надежде на обещанный чудодейственный эффект. Считалось, что если пациент выпьет изготовленный из нее отвар и пропотеет, баланс гуморальных жидкостей в его организме восстановится. Затем врачи избрали в качестве основного лекарства ртуть. Если вам доводилось слышать фразу «одна ночь с Венерой — и вся жизнь с Меркурием», знайте, что речь в ней идет о сифилисе. Ртуть — очень эффективное слабительное, поэтому она превосходно помогала опорожнять кишечник. Но что бы ни извергали больные в свои прикроватные горшки, это был не сифилис.

Печальная истина заключается в том, что ртуть — крайне токсичное вещество, которое при приеме внутрь вызывает не меньше осложнений, чем сама болезнь. Избыток этого металла в организме может привести к меркуриальному эретизму — неврологической патологии, для которой характерна депрессия, тревожность, патологическая застенчивость и частые вздохи. Она также вызывает неконтролируемый тремор. Вдобавок врачи того времени придерживались единого мнения о том, что пациентам надлежало рекомендовать регулярное лечение ртутью — отсюда и фраза «вся жизнь с Меркурием». Растущее содержание ртути в организме чревато потерей зубов, гниением челюсти и гангреной щек, из-за которой на лице появляются дыры. Многие европейские сифилитики, настрадавшись, рано уходили в могилу, обремененные не только зловонными абсцессами, но еще и ртутным токсикозом. Неудивительно, что эта болезнь также считается причиной сумасшествия.

♦ ♦ ♦

Как ни иронично, но сифилис также считался атрибутом гениальных творцов. Поскольку беспорядочная половая жизнь шла рука об руку с культурой европейской богемы XIX века, сифилисом болело множество художников, писателей, музыкантов и поэтов. Список творческих личностей, страдавших этим заболеванием, напоминает самый настоящий биографический справочник европейской культуры той эпохи: Бетховен, Шуберт, Шуман, Бодлер, Достоевский, Флобер, Мопассан, Ван Гог, Мане, Гойя, Гоген, Ницше, Шопенгауэр и Уайльд — все они либо подтвержденные, либо предполагаемые жертвы сифилиса.

 

В числе множества известных сифилитиков оказалась писательница Карен Бликсен, автор романа «Из Африки», которая, сама того не ведая, подхватила заболевание от мужа, а также французский романист Гюстав Флобер.

Вот как описывал жуткий эффект лечения сифилиса французский новеллист Гюстав Флобер в 1854 году, после принятия ртути и йодида для избавления от сифилитической опухоли, или гуммы: «На протяжении недели я был жутко болен, — пишет он, — сильнейшее ртутное слюнотечение, дорогой старина, не могу ни говорить, ни есть, ужасная лихорадка и прочее. Наконец благодаря очищению кишечника, пиявкам, клизмам(!!!), а также моей "крепкой конституции", я поправился. Не удивлюсь, если после воспаления моя опухоль исчезнет, она уже уменьшилась наполовину… Ну, а пока буду пичкать себя йодидом».

Сифилис продолжал преследовать художников и писателей даже в XX веке. В 1906 году Джеймс Джойс писал: «Полагаю, во всей Европе найдется очень мало смертных, которым не грозит опасность проснуться однажды утром и обнаружить у себя сифилис». Скорее всего, он и сам принадлежал к числу зараженных. Двумя годами ранее молодой Джойс наведался в дублинский бордель и вернулся домой с венерическим заболеванием, которым, по мнению некоторых, был именно сифилис. В течение жизни он испытывал многие из характерных симптомов этой болезни — в частности, постоянные проблемы со зрением.

Доподлинно известно, что сифилисом болела Карен Бликсен, более известная как Исак Динесен — автор романа «Из Африки», которая заразилась от своего супруга, барона Брора Бликсена, в первые месяцы замужества, в 1914 году. Брор подхватил болезнь во время одной из многочисленных интрижек, которые он заводил в окрестностях их восточноафриканской плантации, а затем передал инфекцию жене. Отделавшись легкой формой заболевания, он дожил до конца своих дней, не испытывая практически никаких симптомов. Динесен повезло меньше: болезнь приносила ей страшные страдания с 1914 года и вплоть до смерти в 1962 году. Она скрывала свой диагноз ото всех, кроме самых близких друзей, называя болезнь «горькой тайной» своей жизни. О том, что она страдала сифилисом, стало широко известно лишь через шестнадцать лет после того, как она, совершенно изможденная, скончалась после многолетней борьбы с тяжелым желудочно-кишечным заболеванием.

Сифилис добрался и до королевских дворцов Европы. Им болели король Англии Генрих III и король Франции Карл V, а также английские монархи Генрих VII и Георг IV, император Священной Римской империи Максимилиан I и русские цари Павел I и Иван IV. Некоторые историки считают, что именно вызванные болезнью психологические расстройства послужили причиной, по которой этот правитель получил свое печально известное прозвище Иван Грозный. Он не только приговорил к казни множество представителей русской знати, но еще и убил собственного сына в приступе ярости. Некогда великая Российская империя вскоре погрузилась в трагическую эпоху Смутного времени, и виноват в этом — по крайней мере, отчасти — сифилис.

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2024.