29 мая 2024, среда, 20:15
TelegramVK.comTwitterYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Почему я не худею

Издательство «Альпина Паблишер» представляет книгу Анастасии Томиловой «Почему я не худею. Дело не в диете, дело – в голове».

Миллионы людей сидят на диетах, чтобы добиться желанной стройности. Худеют — и вскоре снова набирают сброшенные килограммы. А потом опять садятся на диету, чтобы похудеть. Только с каждым разом диета дается всё труднее, а сброшенный вес возвращается быстрее. За поглощением чрезмерного количества еды стоят серьезные психологические проблемы, а не «слабость характера» и не «отсутствие силы воли».

Психолог и психотерапевт Анастасия Томилова предлагает надежный способ, который поможет вырваться из замкнутого круга диет. Ее книга адресована всем мужчинам и женщинам, которые хотят наладить здоровые отношения с едой, восстановить пищевое поведение, разобраться в психологических особенностях, которые заставляют месяцами мучительно «улучшать себя», и освоить более эффективные способы корректировки и поддержания веса.

Предлагаем прочитать начало одной из глав книги.

«Теоретики» похудения: еда как утешение
Утешение едой: почему оно работает, когда эмоций много, а что с ними делать — непонятно?

В юности у меня был знакомый, который, видя меня в плохом настроении, всегда спрашивал: «Настя, ты что, сегодня варенья не ела?» Я и правда очень любила варенье. Его варила летом мама, и потом весь год у нас были эти волшебные банки с абрикосовым, клубничным, сливовым вареньем. Я любила порадовать себя чаем с клубничным вареньем, когда мое пищевое поведение было еще не очень испорчено.

Настроение плохое, погода за окном не очень, и человек думает: «Пойду-ка я чайку выпью, у меня там и конфетки вкусные есть». Или: «Съем-ка я бутербродик». Чаю попили — вроде бы ничего не поменялось, но на душе как-то теплее. И кажется, что и при плохой погоде в жизни всё хорошо. Бывает с вами такое?

Еду, особенно сладкую, организм очень любит (за «быструю» энергию) и поощряет нас, вызывая чувство удовольствия. Другими словами, у еды есть базовое свойство — улучшать настроение.

По мере того как мы становимся старше, эта функция еды для нас блекнет: появляется много разных дел и масса источников удовольствия. Но иногда мы позволяем себе корректировать настроение вкусной едой.

Как описать тип № 2 предельно коротко? Это люди, чье питание зависит от того, что происходит в их жизни. Если всё в порядке, то и питается человек как надо, и вес у него стабилен, а сам человек вполне собой доволен. У этого типа количество потребляемой пищи в норме регулируется телом: голодна — поем, сыта — не буду. Другими словами, вне стресса второй тип очень похож на первый. Однако если жизнь преподносит сюрприз и подключается стрессовый фактор, то питание может сильно измениться.

Классическая для этого типа ситуация: чтобы справиться с продолжительным стрессом, человек налегает на сладкое и другие виды антистрессовой еды. Не проходит грусть — надо купить мороженое. Дел невпроворот — можно подкрепить работоспособность десертом. При этом в более спокойные периоды жизни люди типа № 2 вполне способны справляться со стрессом без психологической поддержки в виде лишней еды.

В состоянии острого стресса — когда неожиданно происходит важное событие, приятное или неприятное, но вызывающее много эмоций, — у человека второго типа, скорее всего, аппетит повысится резко, но кратковременно (или совершенно пропадет, но тоже ненадолго). А вот в том случае, когда стресс затягивается, длится неделями и месяцами, когда нужно «день простоять да ночь продержаться», то допингом для такого человека станет лишняя еда. Вес за счет нее будет расти медленно, но верно — на всем протяжении периода переедания.

Одна молодая женщина решила пройти мою программу снижения веса, набрав за полгода восемь килограммов. Я спросила ее, что изменилось за это время. Оказалось, что изменения в рационе были связаны с работой: мою клиентку повысили, она начала задерживаться на работе и ужинать дома позднее обычного. Более того, дома она тоже продолжала работать. Такой режим был для нее непривычен и неприятен: дома ждала семья, ей хотелось посвятить время близким, а не продолжать рабочие подвиги.

Во время адаптации к новой должности у моей клиентки появилась новая привычка: перед выходом из офиса заказать еду навынос в ресторане у дома. Причем это был уже второй ужин: первый происходил на работе около семи вечера. Перед тем как дома сесть за работу, в качестве «поощрения» она съедала второй ужин. Так и были набраны те самые восемь кило — как бы незаметно, постепенно, со временем. Но через полгода лишний вес начал ощущаться.

Сложность в том, что люди типа № 2 не всегда осознают собственные негативные эмоции и плохо разбираются в эмоциях в целом, пока не начинают работать над своими психологическими проблемами.

Так, моя клиентка очень обрадовалась повышению, а увеличение объема работы казалось ей досадной временной трудностью, своего рода расплатой за адаптацию к новым обстоятельствам. Накопившаяся усталость не позволяла задуматься о том, что же скрывается за перееданием, и проанализировать собственные чувства — двойственное отношение к хорошему и давно ожидаемому событию (получению новой должности).

У кого-то эмоции сильно влияют на пищевое поведение, у кого-то — в меньшей степени. У людей, чье пищевое поведение я отношу ко второму и третьему типам, между эмоциями и питанием особенно тесная связь.

Еда становится универсальным утешителем по многим причинам. В самом начале жизни человека кормление грудью — моменты близости, когда младенец чувствует себя в безопасности и успокаивается. А потом совместная трапеза нередко становится единственной возможностью общения в семье. Я не раз слышала от клиентов, что они получали внимание и поддержку от матери только во время еды. В этом случае сам процесс приема пищи несет эмоциональный заряд, потому что представляет собой такой же момент близости с матерью, как в младенчестве. А у кого-то родители переставали ссориться только за столом, и это краткое перемирие давало ощущение спокойствия.

Люди со вторым типом пищевого поведения — те, кого можно соблазнить вкусной едой и аппетитным запахом, даже если они не голодны. В их жизни еда всегда была и остается удовольствием. Любое аппетитное блюдо обещает приятные ощущения, и сопротивляться соблазну непросто. Простой пример: человек приходит в кафе на встречу, но берет просто чай, поскольку не голоден. Однако собеседник заказывает себе аппетитный десерт… и не последовать его примеру просто невозможно.

В результате тяжесть в желудке, но зато как было вкусно! Человек с пищевым поведением второго типа легко поддается соблазну, но и умеет насладиться едой.

На что жалуетесь?

Психолог (или психотерапевт) далеко не первый специалист, к которому идет желающий похудеть. Особенно это касается женщин со вторым типом пищевого поведения. Они часто пробуют самые разные способы похудения и немало знают о снижении веса. Эти знания не всегда системны, но они есть — и используются по назначению. У женщин типа № 2, как правило, вполне здоровая психика. Они эмоциональны и умеют справляться с разными эмоциональными и психологическими состояниями, хотя и не всегда понимают их глубинные причины. Поэтому у них большой потенциал в развитии осознанности.

Разберем основные субъективные симптомы людей типа № 2. У меня как у психолога есть любимый вопрос. Когда речь заходит о коррекции питания и веса, первое, о чем я спрашиваю, — что именно не получается у клиента. Приведу типичные ответы.

• «Не могу правильно питаться регулярно: не хватает силы воли, и поэтому периодически набираю вес».

• «Не получается сохранять результат достаточно долго».

• «Я могу прекрасно удерживать вес годами. Но вот последний год — какой-то сплошной жор, уже девять кило набрала».

• «Я в целом не так чтобы очень толстая. Но я всё время соблазняюсь какой-то вредной едой, и мне сложно похудеть».

• «Не люблю сидеть на диетах. Пробовала, но сложно. И от вкусного калорийного ужина после работы отказаться не могу, не получается. Приду уставшая, сяду с семьей ужинать — и пошло-поехало».

• «Родила ребенка год назад, уже и кормить закончила. Но не могу отказаться от сладкого, поэтому лишние пять килограммов никак не уходят. Еще и наберу, наверное».

• «Бывает, на работе спокойно, дома всё хорошо. Тогда я и не вспоминаю ни про сладкое, ни про похудение. А появляются проблемы — и всё, я становлюсь главным клиентом пекарни у дома».

• «У меня был период сильного стресса: переезжала с семьей в Москву из другого города. Пока здесь жизнь налаживали, я сильно похудела, килограммов на восемь. А теперь, когда всё устроилось, я как будто отъедаюсь. Уже всё потерянное набрала обратно и, кажется, иду на рекорд».

• «Замечаю, что питание у меня сильно зависит от эмоций. Рассталась с мужчиной — набрала десять кило. Поехала в отпуск — похудела. Стресс на работе — еще плюс пять кило за три месяца. В целом никакой катастрофы нет, но как-то это утомительно, да и для здоровья, мне кажется, не очень».

Что общего в этих ответах? Мы можем выделить два основных пункта — нестабильность в питании и «слабоволие». Если переводить с бытового на психологический, то «слабоволие» — неспособность действовать согласно заранее разработанному плану.

Следует отметить, что в целом стиль питания и не должен быть «стабильным». Совершенно нормально, если сегодня вам хочется есть больше, завтра — меньше, а сейчас вы больше любите мясные блюда, хотя раньше предпочитали салаты. Однако у тех, кто изучает диеты и системы питания, в голове возникает представление о том, как надо питаться, которое не предусматривает этой естественной вариабельности стиля питания.

Женщины второго типа обращаются ко мне, как правило, после периода набора веса. Их я называю теоретиками в деле похудения: они часто занимаются снижением веса, много читают и много знают. Вес у людей типа № 2, как правило, не слишком превышает биологическую норму — на десять килограммов, не больше. Но из-за пресловутой «нестабильности» и склонности к набору лишнего веса женщины этой обширной группы особенно часто интересуются темой похудения. Впрочем, к самой этой теме они относятся легче многих: охотно говорят о весе и питании, но их жизнь не вращается вокруг весов и холодильника.

Они, к счастью, не «профессионалы», так как пробуют на себе далеко не всё, что узнали, — чаще просто изучают теорию и всегда с интересом откликаются на любую информацию о снижении веса, правильном питании и новых программах похудения.

Поскольку основные жалобы людей типа № 2 — нестабильность режима (и стиля) питания и отсутствие силы воли, то главная особенность их характера — эмоциональность и чувствительность. Это люди, которые близко к сердцу принимают всё происходящее. Они сопереживают другим, но им часто не хватает собственных эмоциональных ресурсов, чтобы справляться со сложными ситуациями. Вернее, с большинством ситуаций они справляются, но на некоторые из них тратят слишком много эмоций. Здесь-то и приходит на помощь «вкусненькое»… Этих людей часто называют слишком чувствительными: окружающие порой даже удивляются, насколько эти люди эмоциональны.

При этом внешне сдержанный и спокойный представитель типа № 2 также может оказаться крайне чувствительным, просто скрывающим свои эмоциональные реакции. Эмоции не всегда видны окружающим еще и потому, что еда «амортизирует» эмоциональные процессы. Порой они неощутимы даже для того, кто сам их переживает. Еда в этом смысле может творить чудеса.

Но эмоции не всегда влияют на питание. Когда всё спокойно и стабильно, эмоциональная жизнь не доставляет хлопот женщинам второго типа. У них есть ресурс, чтобы нормально переживать происходящее. «Теоретики» время от времени поддерживают себя вкусненьким и могут переедать на фоне сильных эмоций или стресса. При повышении уровня стресса ресурс сокращается, и на помощь приходит еда. Но в периоды эмоционального благополучия эти люди воспринимают еду как топливо, что роднит их с первым типом.

Второй тип пищевого поведения — пограничный между здоровым и зависимым от пищи. Из рассмотренных выше примеров мы видим, что в ситуации со вторым типом пищевого поведения на питание влияют не все эмоции и не всегда.

Для «теоретиков» характерна периодичность. Временами, в периоды стресса и сложных обстоятельств, — диеты и эмоциональное переедание; временами — спокойное, почти натуральное пищевое поведение, когда еда не более чем топливо. Люди второго типа очень редко переедают, когда в жизни всё более или менее гладко. А в трудные времена, когда так не хватает поддержки, еда как раз и становится утешением — удовольствием, которое восполняет дефицит положительных эмоций, снимает напряжение и даже развлекает, когда скучно.

Еда как поддержка имеет массу достоинств: ее легко получить, она не дает дурацких советов… Но есть и недостатки: еда не только улучшает настроение, но и явным, ощутимым способом добавляет устойчивости телу (вес-то растет). А главное — еда не помогает.

«Еда дает временное ощущение поддержки, но она не способна снять стресс и решить проблемы».

Еда как антистресс

Таня — милая женщина слегка за 40. Двое детей, муж и спокойная работа в банке. Таню учили, что нужно быть хорошей девочкой, и она освоила это искусство на пять баллов. Когда Таня волнуется из-за бытовых проблем, она старается сдерживать себя — делится чувствами лишь с мамой, да и то очень корректно. А когда Таня злится на мужа или детей, то скрывает это даже от самой себя. Ведь сердитая жена и мама — это так нехорошо! Тане кажется, что злость — плохое чувство. А выражать злость, говорить о ней открыто — это просто невоспитанность и эмоциональная расхлябанность. Когда Таня ощущает нечто похожее на злость, она старается оправдать то, что провоцирует это чувство. На улице обрызгала машина: водитель — невоспитанный человек, но, возможно, он торопится. Муж не предупредил, что задержится на работе, и Таня должна сама забирать детей из школы и вечером с ними возиться, хотя это «его» день. Но ведь у мужа очень важная и ответственная должность, он не хотел подводить Таню, просто заработался…

Словом, оправдание находится всему на свете. А помогают Тане в этом сладкий чай и домашняя выпечка, которую она сама с удовольствием готовит. Таня набирает вес и сбрасывает его. Она умеет исправлять ошибки, совершенные по слабости. Но ошибки происходят снова и снова. Ведь Таня живая, у нее есть чувства… Когда у Тани хорошо идут дела на работе, дети не болеют и в целом всё в порядке, она легко придерживается своего рутинного режима: питается более или менее правильно, ходит в спортзал. Но как только возникает стресс или начинаются переживания, режим рушится. Еда становится менее здоровой, в рационе появляются сладости, и вес растет.

Происходит это потому, что Таня не очень хорошо умеет переживать негативные эмоции, не любит конфликты, часто сдерживает свои чувства. Чтобы не срываться, она переедает.

Второй тип пищевого поведения подразумевает не стабильный подход к питанию, а изменчивость пищевого поведения в зависимости от наличия или отсутствия стрессовых ситуаций.

«Важный критерий моей типологии: что определяет и регулирует стиль питания человека. У типа № 2 это эмоции».

Эмоции усиливаются в острые периоды, когда что-то идет не так, как ожидалось, или обстоятельства резко изменяются. Переедание может возникать на этапе адаптации к новому или при усталости от длительного стресса.

А иногда на фоне самых обычных обстоятельств человеку сложно переживать какие-то конкретные эмоции. Например, Тане, как и многим другим женщинам, очень сложно выражать злость. Это чувство, осознаваемое оно или нет, порой хочется «заесть».

Итак, для второго типа характерно чередование периодов — и, следовательно, у них неоднородное пищевое поведение. В безоблачные периоды эти люди ведут себя за столом почти как представители типа № 1: выбирают вкусную еду; знают, сколько нужно съесть, и вовремя останавливаются, насытившись. Однако вероятность переедания в гостях, на вечеринке, в компании друзей уже существенно больше.

У людей второго типа, как уже говорилось ранее, бóльшую часть жизни вес стабилен и вполне их устраивает. Но случаются и периоды, когда он растет. Тогда-то и возникает риск дальнейшей деформации пищевого поведения из-за строгих диет.

Если люди с первым типом пищевого поведения не высидят на диете и дня, то «теоретики» в целом достаточно дисциплинированны и способны вынести длительную диету. Но из-за связи эмоций и питания диета может вызвать у них скрытую фрустрацию, которая потом спровоцирует обжорство, набор веса и, возможно, попадание в замкнутый круг: диета — срыв — диета.

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2024.