30 мая 2024, четверг, 13:36
TelegramVK.comTwitterYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

23 марта 2023, 18:00

Две Кореи. Рождение разделенных наций

Издательство «Директ-медиа» представляет книгу Теодора Чжун Ю «Две Кореи. Рождение разделенных наций».

Победители Второй мировой войны разделили Корею, освободившуюся из-под японского колониального гнета, на две противоборствующие нации. Северная и Южная Кореи — рожденные во время холодной войны близнецы, ставшие заклятыми врагами. Мы привыкли считать, что Южная Корея — процветающая и открытая миру страна, а Северная Корея — непредсказуемое государство-отшельник, однако всё не так однозначно. Южная Корея появилась на карте как одна из беднейших стран Азии, управляемая чередой диктаторов, в то время как Северная Корея развивала экономику и привлекала перебежчиков с Юга.

История двух стран представляет собой столь же печальный, сколь и поучительной опыт неразрывной близости и непримиримой вражды некогда единого народа, разделенного 38-й параллелью. Теодор Чжун Ю исследует сложный путь проб и ошибок, который проделали две корейские республики в поисках своей идентичности.

Предлагаем прочитать фрагмент книги.

Интранет или Интернет? Северная Корея вступает в цифровую эпоху

7 января 2013 года бывший председатель совета директоров Google Эрик Шмидт посетил Северную Корею вместе с бывшим губернатором штата Нью-Мексико Биллом Ричардсоном с так называемой частной миссией по установлению фактов. Несмотря на возражения Госдепартамента по поводу времени визита, который состоялся менее чем через месяц после запуска Пхеньяном ракеты дальнего радиуса действия (что Соединенные Штаты расценили как недружественный акт), Шмидт и Ричардсон в сопровождении группы топ-менеджеров американских компаний не стали отступать от намеченного плана.

Они посетили Корейский компьютерный центр, самый крупный центр информационных технологий в Пхеньяне, а также встретились с северокорейскими учеными, инженерами и правительственными чиновниками, чтобы обсудить цифровую революцию в последней в мире «закрытой стране». Однако в условиях всё еще действующих санкций и обострившихся отношений между США и Северной Кореей из-за задержания в Пхеньяне американца корейского происхождения Кеннета Пэ (Kenneth Bae, 1968 г. р.) подобные разговоры о совершенствовании информационных технологий КНДР не имели смысла. Это также был критический момент, когда американцы осознали всю глубину последствий того, что Северная Корея отнюдь не отрезана от цифрового мира.

Хотя Google Earth сделала достоянием общественности невиданные ранее спутниковые снимки Северной Кореи и фото, сделанные туристами, КНДР по-прежнему остается самой закрытой страной мира. Ее компьютеры подключены к национальной интранет-сети Кванмён («Огороженный сад»), которая не связана с глобальным Интернетом и доступна лишь небольшому проценту населения. Шмидт хотел выяснить, как именно режим использует Интернет, и сравнить это с Китаем, который установил строгие правила в отношении Google и других продуктов компании. Его открытия многое прояснили: оператором национальной 3G сети является египетская компания Orascom с крошечным пулом IP-адресов, которые соответствуют набору правил, используемых компьютерами для маршрутизации данных в Интернете. Пхеньянский университет науки и технологий использует один из 1024 IP-адресов глобальной сети Интернет, зарегистрированных в стране. Все, кто имеет доступ в Интернет, находятся под пристальным наблюдением.

В отличие от Южной Кореи, одной из самых интернетизированных стран мира, где почти всё население пользуется смартфонами, у северокорейской элиты мобильные телефоны появились лишь в 2002 году. К 2012 году число абонентов сотового оператора Kotyolink — совместного предприятия Orascom, KoreaPost и TelecommunicationsCorporation — перевалило за миллион; к 2015 году в стране с населением около двадцати пяти миллионов человек насчитывалось более трех миллионов пользователей 3G сети. Благодаря растущему числу трансграничных спекулянтов и контрабандистов жители Северной Кореи получили доступ к контенту из Китая, в основном через USB-накопители. Многие из тех, кто бежал в Южную Корею, теперь могут общаться со своими семьями на Севере по мобильным телефонам, переданным контрабандой через посредников. Хотя Шмидт и не поднимал эти вопросы, он заметил, что цифровая революция в КНДР осуществлялась новым поколением грамотных компьютерных специалистов, имеющих доступ к электронным библиотекам, а также операционной системе под названием Red Star и веб-порталу Naenara («Наша страна»). Хотя Шмидт и его команда понимали, что обучение таких кадров программированию может привести к появлению целого поколения хакеров, их целью было донести до людей ценность доступа к технологиям, которые не только помогут автоматизировать производство, но и улучшат репутацию КНДР за рубежом.

В ходе встречи с госсекретарем США Мадлен Олбрайт Ким Чен Ир, к изумлению всех присутствующих, попросил у нее адрес электронной почты. К тому моменту северокорейские ИТ-компании уже некоторое время разрабатывали программное обеспечение для банков на Ближнем Востоке, приложения для производителей мобильных телефонов и даже видеоигры для японских и южнокорейских компаний.

Хотя санкции и запрещают поставки в КНДР таких американских продуктов, как iPhone, северокорейские программисты при содействии европейских предпринимателей создали ИТ-венчурные компании, наподобие Nosotek, для разработки платформ для компьютерных игр и других программ. Шмидт и его команда выяснили, что несмотря на нехватку компьютерных классов и центров информационных технологий, целое поколение молодых северокорейцев учится программированию; самых талантливых отправляют в Индию и Китай для оттачивания мастерства. Во время ежегодных массовых игр пропагандистские плакаты теперь называют залогом будущих успехов не рабочих, а автоматизированные станки с ЧПУ (числовым программным управлением). Так что желающих изучать языки программирования (например, Linux) в ведущих вузах страны очень много. В целом северокорейские студенты ничем не отличаются от студентов колледжей из Южной Кореи или США: они играют в видеоигры, слушают музыку в Интернете и читают электронные книги в онлайн-библиотеках.

Политика открытого и свободного доступа Google пробудила глобальный интерес к загадочной и закрытой Северной Корее. Благодаря спутниковым снимкам, любой пользователь Google Maps теперь может составить детальное представление о КНДР, рассмотреть дороги, станции метро, достопримечательности, электросети и даже мавзолей Ким Чен Ира.

Ощутимой проблемой для Ким Чен Ына являются детализированные изображения "ГУЛАГов", размещенные в сети картографами-волонтерами, которые прибегали к краудсорсингу при сборе общедоступных материалов (например, спутниковых снимков) для составления карт таких объектов, как Хвасонская исправительно-трудовая колония № 16 (в которой, по слухам, содержится десять тысяч политических заключенных), ядерный полигон в Йонбёне и Виналоновый комплекс Сынчон. Политика открытого доступа к информации Шмидта дала возможность группе ищеек-любителей со всего мира, объединив усилия в Интернете, сделать достоянием мировой общественности такие государственные тайны КНДР, как трудовые лагеря и проведение ядерных испытаний, при помощи программы Google Map Maker.

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2024.