30 мая 2024, четверг, 11:53
TelegramVK.comTwitterYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Рецепт убийства

Издательство «Бомбора» представляет книгу судмедэксперта Карлы Валентайн «Рецепт убийства. Криминалистика Агаты Кристи глазами судмедэксперта» (перевод О. А. Ляшенко).

Каждый детектив Кристи — это искусно сотканный гобелен из внимательности и находчивости, пронизанный научными знаниями и методами ведения расследований того времени. Она пишет об анализе отпечатков пальцев и брызг крови, трасологии, огнестрельном оружии, сопоставлении документов и многом другом.

В книге «Рецепт убийства» судмедэксперт Карла Валентайн рассказывает о том, как Агате удавалось через дела, которые раскрывались в ее книгах, способствовать развитию новой для всех науки, позже получившей название «криминалистика». Валентайн подчеркивает, что Кристи, будто бы обладая даром предвидения, описала методы, которые стали использоваться только через много лет.

Предлагаем прочитать один из разделов книги.

 

Следы ног и транспортных средств (а также следы инструментов и волочения)

Отпечатки делятся на два типа: связанные и не связанные с повреждениями. Отпечатки пальцев, например, считаются не связанными с повреждениями, потому что это просто уникальный и специфичный узор.

Как следует из названия главы, отпечатки, связанные с повреждениями, возникают в том случае, когда объект получает или наносит травму, оставляя специфический след. Такие следы оставляют обувь и инструменты, которые становятся еще более ценными доказательствами, когда они имеют отличительные признаки в результате носки и эксплуатации (подобно пишущим машинкам, о которых шла речь ранее). В пособиях по криминалистике сказано: «Миллионы резиновых подошв практически не отличаются на момент производства и продажи, но всего через несколько дней носки они приобретают индивидуальные характеристики». Проще говоря, чем значительнее изношена подошва обуви, тем более уникальным становится ее след.

Существует разница между групповыми характеристиками, объединяющими улики со схожими чертами (ножи или молотки, например), и индивидуальными, которые связывают вещественное доказательство с конкретным человеком или предметом. Следы подошвы кроссовок, обнаруженные на месте преступления, могут быть пропущены через базу данных, чтобы определить бренд обуви. Предположим, что кроссовки выпущены фирмой Reebok — это группа, к которой они относятся. Проведя дальнейшее исследование, можно выявить индивидуальные идентификационные признаки — следы носки на подошве кроссовок, отражающие уникальный способ ношения обуви, свойственный конкретному человеку. Уникальность определяется особенностями походки, распределением веса при движении, поверхностью, по которой человек передвигается, тем, насколько часто использовалась эта пара обуви, и т. д. У полиции может быть подозреваемый (назовем его Биллом), и, если эксперты исследуют другие пары его обуви и обнаружат, что следы носки на них соответствуют следам, оставленным на месте преступления, велика вероятность, что кроссовки Reebok принадлежат Биллу. Если полицейским удастся найти у Билла ту самую пару, это будет хорошим раскладом, и они будут знать, что находятся на правильном пути. Если же обувь не найдут, следователь может проверить историю банковских операций подозреваемого и посмотреть, покупал ли он когда-нибудь кроссовки такой фирмы и когда это сделал: до того, как было совершено преступление, или после.

Агата Кристи отлично разбиралась в трасологии, и это становится очевидно в романе «Убийство Роджера Экройда». Когда проницательный инспектор Рэглан начинает расследование, он берет обувь, принадлежащую подозреваемому: «Вот его ботинки. На них ребристые резиновые подошвы. Таких ботинок у него две пары. Я захватил их, чтобы сравнить с отпечатками на подоконнике». После этого инспектор сопоставил их со следами на подоконнике:

«Те же самые, — сказал он уверенно. — То есть это не та пара — в той он ушел. Но эта пара совершенно идентична той, только старая — взгляните, как сношены подметки».

Кристи, сама о том не догадываясь, говорит о групповых и индивидуальных идентификационных признаках! Групповые признаки — тот же бренд или тип обуви («эта пара совершенно идентична той»), а индивидуальные — это подметки, сношенные определенным образом.

Следы ног полезны, потому что они помогают понять, один человек присутствовал на месте преступления или несколько. Таким образом, они способны подтвердить или опровергнуть показания и алиби.

По следам ног также можно понять, откуда человек пришел и куда направился. Типичный пример — это следы на клумбе под окном и земля с нее в комнате (в таком случае ясно, откуда пришел человек). В романе «Тайна замка Чимниз», который скорее триллер, чем детектив, Агата всё равно не оставляет читателя без трупа. Во время расследования убийства графа Станислава в богатом поместье Чимниз сыщики находят грязные следы снаружи дома, возле открытого окна, рядом с которым лежало тело.

Они пришли к выводу, что преступник оставил следы, когда забирался в дом через открытое окно и потом вылезал на улицу. Такой же сценарий повторяется в нескольких рассказах: у Агаты было четкое представление о трасологических доказательствах и их роли в реконструкции преступления.

Что самое важное: в случае нескольких преступлений одинаковые следы могут указывать на связь между ними. Одинаковые следы в разных местах позволяют не только связать преступления с человеком, но и провести параллель между различными уликами, которые бесполезны сами по себе, но вместе помогают раскрыть дело. К примеру, на одном месте преступления полиция найдет следы и светлый волос, на другом — следы и брызги крови, анализ которых покажет, что преступник был ростом около 180 сантиметров, а на третьем — следы и волокна коврика из «Форда». Отдельно друг от друга эти детали мозаики могут быть не слишком информативны, но если их соединить, полиция поймет, что нужно искать блондина ростом около 180 сантиметров, который водит «Форд». Подобные улики могут значительно сузить список подозреваемых или хотя бы указать на место, где вести расследование.

Как специалисты, собрав вещественные доказательства, исследуют их?

Во-первых, давайте рассмотрим следы ног. Трасологическая экспертиза зависит от того, как они выглядят. Можно выделить три основных типа, подобно отпечаткам пальцев.

Явные следы ног видны невооруженным глазом, как и отпечатки пальцев. Обычно они остаются, когда человек ходит по краске или грязи и растаскивает их. Если после особенно жестокого убийства кровавые, а не грязевые следы ведут в заднюю часть дома и за дверь, это значит, что человек, который присутствовал на месте преступления, ушел таким путем. В рассказе «Эриманфский вепрь» Пуаро описывает это так: «Следы… Думаю, на подошвах была кровь, и они идут из нежилого крыла гостиницы»1. Их достаточно было просто сфотографировать под прямым углом, чтобы избежать искажения. Очень важно положить рядом со следом линейку, чтобы точно установить его длину и определить размер ноги человека. Для фиксации слабо видимых следов, чтобы они были отчетливее видны на фотографии, используют косо направленный свет. Точно так же эксперты применяют особое освещение, чтобы различить вдавленный текст на бумаге.

Невидимые следы ног нельзя обнаружить без специального оборудования. Это следы, оставленные, казалось бы, чистой обувью на гладкой поверхности. На «чистой» подошве может оставаться смесь масел и пылеобразных веществ, которая перенесется при ходьбе, например, на стекло, линолеум или бумагу. Невидимые следы также могут быть результатом статического электричества. Взгляните на воздушный шарик, который несколько дней летал по комнате: на его поверхности будут волосы, пыль и мелкий мусор, притянутые статическим электричеством. Искать невидимые отпечатки сложно, но эксперты, имеющие многолетний опыт работы и исследовавшие не одно место преступления, знают, как это делать. Такие следы можно сделать видимыми с помощью дактилоскопического порошка, а затем снять пленкой или скотчем. Сегодня обычно используют силиконовые пасты (компаунды) или специальный электростатический прибор2, чтобы перенести отпечаток на пленку, но во времена Кристи это было невозможно. Теперь вы поняли, что общего между отпечатками пальцев и ног и почему некоторые криминалисты — эксперты сразу в нескольких областях.

Объемные следы первыми приходят нам в голову при мысли о детективных романах. Это трехмерные отпечатки, оставленные на какой-либо пластичной поверхности (грязь, песок, снег и др.) в результате давления. Их нужно сфотографировать (особенно если они на снегу), предварительно выставив свет таким образом, чтобы камера максимально точно передала все детали. На объемные следы на дисперсной основе (пыль, мука, цемент и т. д.) сначала распыляют шеллак или лак для волос, чтобы стабилизировать материал и сделать очертания контрастнее. После этого отпечаток огораживают деревянной рамкой и заполняют получившийся прямоугольник гипсом или силиконовой пастой, которые проникают во все борозды отпечатка. Раствор застывает, и в результате получается трехмерный слепок следа. В прошлом гипс действительно использовался для этой цели3, и Кристи уже в 1924 году упоминает об этом методе изъятия следов ног в сборнике рассказов «Сообщники», где повествуется о приключениях мистера Томми и миссис Таппенс Бирсфордов, мужа и жены, которые руководят частным детективным агентством. В рассказе «Дело о розовой жемчужине» Таппенс спрашивает Томми: «Надеюсь, ты будешь делать гипсовые слепки следов?»4

В учебнике по криминалистике, изданном в 1930-х годах, описаны интересные альтернативные методы, которые можно применить при отсутствии гипса. В экстренных случаях вместо него использовали свиной жир, кашу или смесь муки и воды. Соль, добавленная в гипс, ускоряла процесс высыхания, а сахар, наоборот, замедлял. Кто бы мог подумать, что в кухонном шкафчике так много предметов, которые могут использоваться при осмотре места происшествия?

Следы шин во многом похожи на отпечатки подошв: они могут быть объемными, если оставлены на грязи или траве; явными, если транспортное средство проехало по крови, смоле или краске; и даже невидимыми, поскольку могут состоять из масел, используемых при производстве шин. Следы транспортных средств снимают так же, как отпечатки обуви. Что удивительно, автомобили не заняли важного места в произведениях Кристи, хотя стали основным видом транспорта еще при жизни писательницы, и она очень любила своего «Морриса Коули»5. По этой причине я не буду уделять следам шин много внимания. Отрасль криминалистической техники — транспортная трасология, которая занимается следами колес, моложе той, что анализирует отпечатки подошв.

Следует отметить, что один раз Агата всё же использует следы шин в качестве улик — в рассказе «Золотые слитки» (1928). Инспектор Бадгворт, один из главных героев, исследует возможное место хранения украденного золота и замечает четкие следы шин, индивидуальные идентификационные признаки которых могли оказаться очень важными. Он указывает на дефект одной из шин: «Один из протекторов поврежден и оставляет очень характерный отпечаток»6. Следуя интуиции, Бадгворт рассматривает грузовик подозреваемого, взяв с собой племянника мисс Марпл, Рэймонда Уэста, по совместительству рассказчика (он фигурирует или хотя бы упоминается во многих романах и рассказах о мисс Марпл). Войдя в гараж подозреваемого, они видят такой же дефект на одной из шин, и Бадгворт восклицает: «Клянусь Юпитером! <…> Вот же она, та самая отметина, на заднем левом колесе». После этого подозреваемого по имени Келвин арестовывают.

Правда, это не конец истории. К несчастью для инспектора, медсестра, всю ночь сидевшая у окна, заявила, что грузовик не выезжал из гаража. Ее пациентка, лежавшая в постели, тоже не слышала, чтобы двигатель заводили. Кроме дефекта на шине, у инспектора не было никаких доказательств причастности Келвина к преступлению. Как обычно, к делу подключается гениальная мисс Марпл и разгадывает загадку!

В произведениях Агаты Кристи также редко встречаются следы инструментов или волочения, однако они всё же упоминаются несколько раз, поэтому мы знаем, что писательница имела о них представление.

В романе «Рождество Эркюля Пуаро» (1938) впечатляющий сценарий «убийства в закрытой комнате» объясняется, когда Пуаро рассматривает под увеличительным стеклом ключ, найденный в запертом помещении. Пока Пуаро смотрит на него, полковник Джонсон восклицает: «Вот те на! <…> Видите тонкие царапины на конце ключа, Пуаро?» Разумеется, наблюдательный Пуаро видит их: «Да, вижу. Они свидетельствуют о том, что ключ был повернут извне при помощи какого-то приспособления, которым удалось ухватить конец ключа через замочную скважину... Кстати, это можно проделать обычными плоскогубцами»7. Кристи использует ту же технику практически через 20 лет в триллере «Место назначения неизвестно» (1954).

В современной криминалистике по механизму следообразования выделяют три типа следов инструментов.

Следы давления (удара) возникают, когда инструмент прижимают к преграде из мягкого или пластичного материала, например, оконной шпаклевке или густой подсыхающей краске8.

Следы трения (скольжения) появляются, когда инструмент скользит по поверхности, царапая ее, но не углубляясь, — к примеру, как отвертка по двери автомобиля. След скольжения (мазок) может образовать красящее вещество или грязь на инструменте или орудии взлома.

Следы резания возникают при использовании режущих инструментов для воздействия на такие материалы, как дерево, металл или кость.

Следы инструментов также можно разделить на две категории: динамические следы (появляются, когда какая-то часть инструмента трется о поверхность) и статические (возникают, когда на поверхности отпечатывается боковая или передняя сторона инструмента).

На основании вышесказанного можно прийти к выводу, что на ключе из романа «Рождество Эркюля Пуаро» были динамические следы трения плоскогубцев — маленькая, но важная улика, которую Кристи включила в свое произведение, хоть и не знала, как ее верно охарактеризовать. В современной трасологии можно было бы использовать сравнительный микроскоп, чтобы сопоставить конкретный экземпляр плоскогубцев с отметинами на ключе, но Агата просто предоставляет нам улики, которые не требуют многократного увеличения.

1. Агата Кристи. «Эриманфский вепрь». — Цитируется в переводе С. Кулланды.

2. Такой прибор, как правило, применяется для снятия невидимых поверхностных следов с тканевых и ковровых покрытий.

3. Сегодня объемные следы также изымаются при помощи гипса, однако это не единственный использующийся материал. Так, криминалисты могут прибегнуть к компаундам — пропиточным и заливочным материалам — например, к силиконовой пасте К (с растворителем К-18) и пасте У-1 с катализатором У-21.

4. Агата Кристи. «Дело о розовой жемчужине». — Цитируется в переводе И. Борисова.

5. «Моррис Коули» — имя, которое давали машинам, произведенным британской компанией Morris Motor Company.

6. Агата Кристи. «Золотые слитки». — Здесь и далее цитируется в переводе под ред. И. Борисова.

7. Агата Кристи. «Рождество Эркюля Пуаро». — Здесь и далее цитируется в переводе под ред. М. Макаровой, А. Титова.

8. К следам давления также относятся вмятины, пробоины и отпечатки, образованные в результате удара о преграду. Например, при разбивании кирпичной стены. Материал при этом не обязательно пластичен.

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2024.