29 мая 2024, среда, 21:50
TelegramVK.comTwitterYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Лучшие. Как становятся элитными спортсменами

Издательство «Азбука-Бизнес» представляет книгу Марка Уильямса и Тима Уигмора «Лучшие. Как становятся элитными спортсменами» (перевод Эрики Воронович).
Марк Уильямс, мировой эксперт по развитию навыков и талантов в спорте, и Тим Уигмор, спортивный обозреватель The Economist, The New York Times и Daily Telegraph, рассматривают спортивный успех с различных точек зрения, развенчивают мифы о необходимости многочасовых тренировок и объясняют, как выдающиеся спортсмены приобретают и развивают необыкновенные способности, позволяющие им выйти на новый уровень мастерства.

«Будет много примеров из футбола, бейсбола, баскетбола, регби, гольфа, крикета и тенниса. В книге приведены данные передовых научных исследований в области спорта, а также фрагменты эксклюзивных интервью с десятками знаменитых атлетов и тренеров. Мы не утверждаем, что существует простой шаблон, следование которому максимизирует ваши шансы стать лучшим, ведь спорт, как и сама жизнь, намного сложнее и запутаннее, чем кажется. Выдающиеся спортсмены достигают высот за счет комплексного сочетания природных данных и обучения, где все компоненты тесно взаимосвязаны. Но в ходе исследования мы выявили определенные характеристики, общие для многих знаменитых спортсменов, в их детстве и развитии спортивной карьеры, что помогло нам пролить свет на то, как стать высококлассным атлетом», — пишут авторы.

Предлагаем прочитать фрагмент одной из глав книги.

Почему спортсмены теряют контроль над ситуацией
Почему у некоторых спортсменов катастрофически падает результативность в критические моменты, в то время как другие действуют превосходно

Мои ноги были ватными, как будто я не двигался. Я попытался заставить себя двигать ногами как следует. Это было как во сне, почти как в замедленной съемке.
Аллан Дональд о своем знаменитом ран-ауте в полуфинале Кубка мира по крикету в 1999 году

Несколькими минутами раньше Жан ван де Вельде уверенно шел к выдающейся победе в British Open, одном из четырех главнейших соревнований по гольфу, который многие считают самым престижным из них. Теперь его ноги были погружены в воду. Он разулся и снял носки, как будто собирался выбить мяч из Барри-Берн, реки, текущей через поля для гольфа Карнусти к шотландскому побережью Северного моря.
«Да что он такое вытворяет? Кто-нибудь, пожалуйста, остановите его, дайте глотнуть бренди и высушите, — недоумевал комментатор BBC Питер Эллисс. — Это уже не шутки. Он сошел с ума».

Несколько минут ван де Вельде обдумывал варианты, пока за ним наблюдали изумленные зрители.

«Когда я зашел в речку, мяч погрузился в воду всего на четверть, — вспоминал позже ван де Вельде. — Я не ожидал, что поднимется волна. За каких-то пять-десять минут мяч полностью погрузился в воду. Я не смог выбить его оттуда».

Ван де Вельде получил штрафной за то, что отказался от удара, и следующий удар он должен был выполнить рядом с тем местом, где мяч упал в воду.

128-й British Open 1999 года стал одним из самых невероятных за всю свою богатую историю. Ван де Вельде приехал в Карнусти, занимая 152-е место в мировом рейтинге.
Он никогда даже близко не подбирался к победе на крупном турнире. И тем не менее четыре дня он великолепно играл и уверенно вышел вперед, забив мяч в 18-ю лунку вечером воскресенья. У ван де Вельде было преимущество в три удара, и он мог пропустить два удара в последнюю лунку пар-4 в этом раунде и всё равно выиграть турнир. Он мог бы стать первым французом с 1907 года, который выиграл этот турнир. Вся эта история располагала к победе, но последние 20 минут принесли ван де Вельде вместо спортивной славы позор.

«Разумеется, в конце приходится сильнее понервничать, но я играл хорошо на предыдущих 16-й и 17-й лунках, нервы были в порядке», — говорил он потом.
Бить драйвером — агрессивный выбор, учитывая его преимущество, поэтому он и удивил комментаторов. Ван де Вельде промахнулся на первом ударе, и мяч пролетел вправо дальше, чем он планировал. К счастью для него, мяч безопасно приземлился в излучине речки предательски близко к воде. Но тут удача покинула ван де Вельде.

На втором ударе, тоже агрессивном, он также промахнулся, мяч улетел слишком далеко от того места, куда он целился, а потом непредсказуемо отскочил от каменной стены, отлетел на 45 метров назад и упал в высокую траву. «Если сейчас кому-то и нужна консультация психолога, то наверняка ему», — прокомментировал Эллисс.

А потом был роковой третий удар. Планируя послать мяч за водную преграду, ван де Вельде промахнулся, и мяч угодил прямиком в воду.

Находясь на грани провала, ван де Вельде вернул себе самообладание. На седьмом ударе он выполнил семифутовый патт, чтобы сравнять счет, но, увы, лишь усложнил ситуацию.

45 минут между ударом по 18-й лунке и началом решающей игры «просто не хватило, чтобы понять, что происходит, — вспоминал ван де Вельде. — И слишком много времени для того, чтобы собраться и продолжать идти вперед с тем же настроем».
Первый удар ван де Вельде в решающей игре был неудачным. Ему пришлось бить с неудачного участка, а это означало, что он теряет удар. Когда его поражение стало окончательным, он расплакался от досады.

«Это мне теперь жить с этим, а не вам», — сказал в конце турнира ван де Вельде. Больше он никогда не побеждал на крупных соревнованиях и приобрел славу человека, упустившего крупнейшую победу. «Я был зол, расстроен, всё вместе, — говорил он. — Стресс был огромным, и я не понимал, что, черт возьми, это было».


Худший овер за всю историю?

Скотт Босвелл стоял в начале разбега для подачи, оказавшись в личном аду позора на публике. Это был финал розыгрыша кубка Челтнема и Глостера 2001 года, который должен был стать важнейшим событием во всей крикетной карьере Босвелла. Вместо этого он обнаружил, что не может делать то, чем занимался всю свою жизнь.

«Я переволновался и застыл как вкопанный. Даже с места двинуться не мог. Просто кошмар какой-то, — вспоминает он. — Как так вышло, что я не смог разбежаться и выполнить подачу, ведь я делал это столько лет, даже не думая об этом? Как такое могло произойти? Что произошло у меня в голове, не дав мне сделать это? Почему я так разнервничался, что мне стало плохо, и я не смог сделать то, что выходило у меня совершенно естественно?»

Босвелл был ничем не примечательным боулером, выступавшим за Leicestershire. Став лучшим игроком матча в полуфинале, он получил право играть в финале на стадионе Lord’s Cricket Ground в Южном Лондоне, куда уже были раскуплены билеты. Сбылась золотая мечта любого рядового игрока в крикет, выступающего за свое графство.

Накануне финала Босвелл не был уверен, что ему стоит играть, поскольку за три недели с полуфинала растерял форму. В десять часов вечера тренер Leicestershire позвал Босвелла к себе. «Он спросил, готов ли я и справлюсь ли. То есть он уже внушил мне сомнения еще до того, как я, собственно, вышел играть». Somerset, соперники Leicestershire, выиграли в тот день жеребьевку и выбрали принимать. Босвелл, как один из открывающих боулеров, вбрасывал во втором овере.

«На первой паре мячей я чувствовал себя нормально, — вспоминает он. Однако последняя подача Босвелла в этом овере оказалась слишком легкой, короткий мяч, как называют его игроки, и это был хит на четыре рана. — Мяч просто не слишком правильно вылетел из руки… Я немного растерялся». Это стало сигналом предстоящих неприятностей.

Следующий овер он начал с огромного перелета. «И я подумал: боже мой, я никогда не бросал с таким перелетом, что происходит? Так и начались проблемы. Я сделал еще один перелет, зрители начали волноваться, а я окончательно растерялся. Мяч прилетел вниз рядом с ногой, и одна подача была за линию, а вторая у ноги. Я переоценил свои силы».

Крикетный овер — это шесть брошенных мячей, то есть шесть мячей, без перелетов и незасчитанных подач. Однако таких подач в иннингсе не слишком много. Во втором овере финального матча Босвелл подавал 14 мячей и последовательно вбрасывал мяч слишком далеко за край криза на любой стороне. Видео этого овера, выложенное на YouTube под названием «Худший овер в истории», набрало около полутора миллионов просмотров.

Босвелл признавался, что чувствовал, «будто этот овер не закончится никогда». Он называет это ступором.


«Анализ ступора»

О ступоре много говорят, но плохо понимают, что именно это такое. Ступор — это невозможность справиться с тревогой и соответствовать требованиям в конкретный момент, что приводит к катастрофическому падению результативности. По мере того как матч становится все более напряженным, растет и беспокойство спортсмена.

Тревога — это нейрофизиологическая реакция на стресс или тяжелые условия. Обычно она возникает во время вы ступлений, вызывающих страх неудачи или потери репутации. Симптомы тревоги проявляются как психологически — в виде беспокойства и страха, — так и физиологически — например, у спортсмена потеют ладони, как у Босвелла на стадионе Lord’s, или учащается сердцебиение. Тревога притупляет внимание и кратковременную память, снижая тем самым результативность.
Спортсмены ловят себя на размышлении о процессах, которые обычно выполняют автоматически. Такой опыт был у Босвелла в финальном матче. Обычное действие при подаче мяча, которое он выполнял на протяжении всей карьеры, казалось ему чем-то непонятным. «Когда твое сознание не доверяет подсознанию, у тебя проблемы, — объяснил он. — Когда ты в потоке и не думаешь об этом, ты просто бросаешь мяч, подключаешь подсознание и доверяешь своим навыкам».

Босвелл признался, что на Lord’s не доверял самому себе. «Я не доверял своим действиям и своим навыкам, и, попав в суровые условия, выступил хуже некуда».
Когда спортсмен нервничает, он снова начинает обращать внимание на технику применения навыков, на те аспекты движения, которые обычно доводятся до автоматизма. Это называется «аналитический ступор». В нормальных условиях префронтальная кора — участок мозга, расположенный прямо над глазами, усиливает активность мозга, так что люди не заостряют внимание на мелочах, связанных с выполнением задания. В стрессовых условиях префронтальная кора чрезмерно активна, и человек обращает внимание на мельчайшие подробности выполнения задачи. В таких ситуациях спортсмен может думать излишне много и отслеживать движения, которые на тренировках доводятся до автоматизма. Спортсмен, по сути, откатывается до ранних стадий обучения, когда действия контролируются на когнитивном уровне, из-за чего результативность не слишком высока. Это объясняет, почему Босвелл, 26-летний профессиональный игрок, выступающий седьмой сезон, внезапно утратил способность бросать мяч прямо.

Когда второй овер стал еще более нелепым — шесть из восьми мячей поданы с перелетом, — Босвелл вспоминает, как народ на стадионе шумел «все громче и громче». Чтобы закончить с этим поскорее, Босвелл постепенно ускорился, и на каждую подачу уходило все меньше времени. «Я помню, как старался сделать все, чтобы овер закончился как можно скорее, а он тянулся целую вечность. К сожалению, когда стресс стал слишком сильным, я ускорился вместо того, чтобы замедлиться, отойти на шаг назад, отдышаться и улыбнуться, сказав себе: "Это всего лишь крикетный матч, продолжай"».

Босвелл винит в случившемся только себя, но никто из товарищей по команде не подошел к нему во время овера и не поговорил с ним.

Настоящей проблемой Босвелла на Lord’s было то, что его метод не отличался стабильностью в стрессовых условиях. «Я бы, наверное, не вышел на подачу, если бы что-то случилось. Это была настоящая паника». Босвелл сыграл еще один матч в профессиональном крикете, проведя еще один ужасный овер, в том числе с двумя перелетами, а потом его сняли с подачи.


Управление тревогой

Сильнейшие спортсмены — такие же люди, как и все мы: они испытывают тревогу, которая сказывается на их результативности. На последних 30 секундах напряженного баскетбольного матча у игроков NBA, как среди мужских, так и женских команд, в 5,1 и 3,1 % случаев соответственно падают шансы на успешный свободный бросок по сравнению с другими моментами игры. Если игроки вбрасывают его во время домашних матчей, у них больше шансов промахнуться, когда на них смотрит больше зрителей. Дополнительное присутствие на игре 6000 болельщиков ведет к снижению успешности свободных бросков на 10 %, хотя во время гостевых матчей количество зрителей на результативность игроков не влияет.

И всё же по сравнению с менее успешными соперниками сильнейшие спортсмены обычно чувствуют меньшую тревогу в любой ситуации. Кроме того, они обращают свою тревогу себе на пользу. Высокая степень уверенности в себе помогает спортсменам справляться с тревогой.

Менее уверенные в себе спортсмены считают, что тревога серьезно снижает их результативность. Однако уверенные в себе спортсмены воспринимают тревогу как признак готовности к предстоящим испытаниям. Именно поэтому они меньше подвержены ступору в условиях сильного стресса.

Помимо всего прочего, сильнейшие из спортсменов лучше умеют забывать о разочарованиях во время соревнований. Анника Сёренстам любит шутить, что в ее жизни никогда не было неудачных ударов. «Я их просто не помню». Такая избирательная память помогла шведской гольфистке стать одной из самых успешных в своем виде спорта за всю его историю. Менее успешные спортсмены могут изводить себя мыслями о своих неудачах и ошибках, однако Сёренстам научилась начисто забывать о случившемся, а потом предпринимать еще одну попытку, чтобы улучшить результат.

«Ты просто учишься разделению. Короткий анализ, и всё, забудь, не тащи с собой свою неудачу, учись на своих ошибках. У любого из нас бывают неудачные удары, но дело в том, как взять себя в руки». Выяснилось, что люди, обладающие высокой психологической устойчивостью, как Сёренстам, лучше всего адаптируются к отрицательной обратной связи, например неудачный удар, и используют ее, чтобы повысить свою результативность.

Когда пришло время следующего удара, Сёренстам уже выкинула из головы мысли о предыдущей ошибке. «Всё дело в положительном настрое, когда собираешься бить и представляешь себе отличный удар клюшкой Айрон [вид клюшек с лопатообразными головками. — Прим. ред.], а не, скажем, удар, который ты произвел этой же клюшкой, но что-то пошло не так. Вам нужно научиться отбрасывать мысли о неудачных ударах, выходить на следующий и говорить себе: "Ладно, вот этот удар — самый важный". Я всегда говорю себе, что все удары происходят сейчас. Удар, который ты выполняешь сейчас, и есть самый важный. То, что было десять минут назад, уже не важно, и никто не знает, что произойдет в следующие десять минут. Научитесь отбрасывать мысли об ударах, которые у вас не получились.

Думаю, это в гольфе самое главное. Все мы знаем, что самое большое расстояние в игре — между ушами, так что позитивно мыслить жизненно необходимо, чтобы стоять на поле и без малейшего волнения совершать замах. Если выходишь на поле и волнуешься обо всем подряд, тебе сложнее замахнуться — постоянно что-то мешает. Когда я в ударе, мои мысли текут спокойно, я расслаблена, никакого напряжения. Сосредоточьтесь и ориентируйтесь на цель, но при этом расслабьтесь, и ваши мышцы будут работать. Нет ничего хуже ситуации, когда вам надо что-то сделать, но вы испытываете такое огромное напряжение и стресс, что даже дышать нормально не можете».

Такая сила духа позволила Сёренстам выигрывать, даже когда ей недоставало маневренности. «Просто удивительно, насколько сильной может быть психика. Предположим, вы не слишком хорошо бьете по мячу, но всё равно можете заработать очко и справиться с задачей. Важно доводить дело до конца, соблюдать продуманный план и действовать с умом. Вы можете выйти против замечательных игроков, но и они могут внезапно потерять самообладание».

Сёренстам прославилась умением обращать выгодные позиции в победы. Примечательно, что она десять раз одерживала победу на главных турнирах — больше, чем на других соревнованиях, где она входила в десятку лучших. «Мой ум — это, наверное, моя 15-я клюшка. Я очень его ценю, он мне очень нужен».

Самые выдающиеся гольфисты умеют настраивать себя на лучший результат, устанавливать цели и отдыхать, меньше жалуются на тревогу и негативное мышление. Такие личностные черты, как жизнестойкость и нарциссизм, могут лучше защищать спортсменов от губительного воздействия тревожности.

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2024.