30 мая 2024, четверг, 13:46
TelegramVK.comTwitterYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Империя наций. Этнографическое знание и формирование Советского Союза

Издательство «Новое литературное обозрение» представляет книгу профессора Висконсинского университета Франсин Хирш «Империя наций. Этнографическое знание и формирование Советского Союза» (перевод Роберта Ибатуллина).

Вышедшая в 2005 году на английском языке «Империя наций» уже заслужила статус классического исследования по истории советской национальной политики. Франсин Хирш прослеживает взаимодействие власти и экспертного знания в процессе государственного строительства, показывая вклад этнографов, антропологов, географов, лингвистов и других специалистов в формирование советских представлений о нации и расе, а также выработку самих принципов устройства СССР как многонационального государства. Именно от экспертов, имевших дореволюционную подготовку и опиравшихся на западноевропейские идеи, зависели в 1920–1930-е годы конкретные формы государственной политики в отношении тех или иных народов. На основе обширных архивных исследований автор показывает, как посредством планирования и проведения переписей, картографирования, создания музейных экспозиций общие идеи большевиков кристаллизовались в политические решения. Европейская идея культурного эволюционизма, марксистская теория стадиального развития и ленинская идея о способности революционной партии ускорить историческое развитие стали основой государственной политики интеграции разных народов и культур в рамках советского проекта.

Предлагаем прочитать фрагмент главы, описывающий формирование советских республик Средней Азии.

 

Размежевание в Средней Азии

В большинстве давних западных работ о национально-территориальном размежевании в Средней Азии постулируется, что «Москва» в 1924 году прочертила новые границы без участия местного населения, «не считаясь ни с этнографическим, ни с экономическим принципами»[1]. Историки характеризуют создание Украинской и Белорусской республик как выражение «национальной идеи», а размежевание Средней Азии — когда Туркестан, Бухара и Хорезм были упразднены, а их территории разделены на несколько новых национальных республик — как пример политики «разделяй и властвуй»[2]. Но, если судить по архивным данным, советская власть действовала в Туркестане согласно тем же принципам, что и в Белорусской и Украинской республиках. Во всех этих случаях советские чиновники и эксперты применяли этнографические, экономические и административные критерии, отдавая преимущество союзным интересам. Кроме того, архивные данные свидетельствуют, что классическое утверждение о размежевании — будто советские лидеры стремились подчинить Среднюю Азию, сознательно проводя границы так, чтобы сеять раздоры, — несостоятельно[3].

Во-первых, есть достаточно свидетельств, что размежевание проводилось не только по инициативе Москвы, а было во многом плодом совместных усилий московских руководителей и местной (национальной) коммунистической элиты бывшего Туркестана, Бухары и Хорезма, заключившей союз с большевиками в начале 1920-х годов. Многие местные коммунисты — и, в частности, джадиды — воспринимали «нацию» как инструмент содействия экономической и культурной модернизации[4]. Некоторые помогали проводить национальное размежевание в 1924 году, участвуя в Территориальной комиссии Среднеазиатского бюро Центрального комитета партии. Изучив украинский и белорусский примеры, они оформляли свои притязания в этнографических, экономических и административных терминах[5]. Подобно украинским и белорусским руководителям, они мобилизовали местное население в поддержку советского проекта, интегрировали земли и народы в Советский Союз и подчинялись Москве в обмен на национально-территориальный статус и власть на местах[6].

Во-вторых, экономисты, этнографы и другие эксперты-консультанты также оказали прямое и косвенное влияние на национальное размежевание в 1924 году[7]. Отчасти эти эксперты повлияли на процесс размежевания через Комиссию по районированию Средней Азии (филиал Комиссии ЦИК по районированию). Она собирала для Среднеазиатского бюро карты, хозяйственные описи, переписные данные и другие материалы, необходимые для размежевания[8]. Экономисты Госплана и Госколонита обеспечили комиссию порегионной экономической описью Туркестана, этнографы КИПС — этнографическими картами и отчетами[9]. Кроме того, еще до составления конкретного плана размежевания Средней Азии по национальным границам этнографы сформировали восприятие этого региона московскими чиновниками и местными национальными лидерами[10]. В 1918 году Иван Зарубин сотрудничал с советскими администраторами в Туркестане, составляя список народностей региона; в 1920 году Александр Самойлович, Василий Бартольд и Зарубин представили в Наркомнац общий, хотя и неполный этнографический анализ Туркестана и Киргизской степи[11]. К картографированию «азиатских» и «европейских» регионов бывшей Российской империи этнографы подходили с разными критериями, и это в конце концов повлияло на советское размежевание. Нанося на карту этнографические границы Белорусской и Украинской республик, этнографы опирались на лингвистические данные, а в Средней Азии применяли «комплексный» подход, изучая местные культуры, религии, структуры родства, быт, физический тип и языки[12]. (Например, Бартольд наметил этнографические границы Киргизской и Казахской республик на базе этнографических и исторических данных о быте, физическом типе и структуре родства.)

В-третьих, Среднеазиатское бюро после 1924 года пересматривало спорные границы и по-прежнему обращалось за советами к экономистам и этнографам. Советские власти и Среднеазиатское бюро с самого начала признавали, что новые национально-территориальные границы в Средней Азии будут временными. Исаак Зеленский, секретарь Среднеазиатского бюро и председатель его Территориальной комиссии, в 1924 году предупреждал, что «нет ни достаточных статистических данных об экономике и национальном составе районов, ни достаточного знания отдаленных местностей даже коренными работниками» и потому «в процессе образования национальных республик, особенно установления территориальных границ» нельзя «сразу же дать совершенно твердые решения, не допускающие никаких дальнейших исправлений»[13]. Администраторы и эксперты подтверждали слова Зеленского о нехватке надежной информации, отмечая, что переписные данные по Туркестану полны ошибок, а про Хорезм и Бухару (бывшие протектораты Российской империи) писали, что «в национальном отношении это была совершенно белая страница, в отношении административном также ничего не было известно, точно так же в отношении экономики»[14]. После 1924 года Среднезиатское бюро объявило, что границы новых среднеазиатских республик будут пересматриваться «в зависимости от воли и желаний населения» и при необходимости внутри новых национальных республик будут создаваться территориальные единицы для национальных меньшинств[15]. Комиссия по районированию Средней Азии придавала серьезное значение петициям местных общин, республиканских и областных правительств[16]. Для оценки этих петиций комиссия запрашивала экспертные мнения этнографов и экономистов и инициировала новые этнографические и экономические исследования спорных районов[17].

Важнее всего, что ссылка на модель «разделяй и властвуй», основанная на неявном допущении сходства между политикой Советского Союза в Средней Азии и европейской политикой в Африке, не помогает понять, каковы были отличительные черты советского управления[18]. Разумеется, советский режим желал упрочить свой контроль над Средней Азией. Для достижения этой цели он, несомненно, старался искоренить традиционные лояльности. Но его амбиции простирались гораздо дальше. Советский режим стремился реорганизовать и модернизировать Среднюю Азию; он заключил альянс с радикальной образованной элитой региона и помог ей ниспровергнуть бывших религиозных лидеров, чтобы трансформировать весь регион по секулярной, национальной модели[19]. В отличие от царской России и европейских колониальных держав, которые противопоставляли свои метрополии колонизованным перифериям, Советский Союз определял себя как сумму своих частей[20]. Советские лидеры утверждали, что судьба революции зависит от этноисторического развития всех земель и народов в границах СССР. Они решили реорганизовать Среднюю Азию по национальной, а не племенной модели, потому что считали «нацию» современной (постфеодальной) формой социальной и экономической организации. Размежевание должно было искоренить пережитки феодализма и распределить людей по национальностям с целью реализации программы поддерживаемого государством развития: ускорить развитие местного населения по стадиям марксистской исторической шкалы и облегчить переход к социализму.



[1] Conquest R. The Last Empire. 1962. P. 29. Этот миф повторяется в работах, изданных после распада Советского Союза. Оливье Руа пишет, что советская власть «тешила себя», намеренно проводя границы, почти не коррелирующие с этническим составом населения (Roy O. The New Central Asia: The Creation of Nations. London, 2000. P. 68). Цитату из Руа приводит Адриенна Линн Эдгар (Adrienne Lynn Edgar) в прекрасной рецензии на его книгу в журнале: Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History. 2002. Vol. 3. No. 1. P. 182–190. Ахмед Рашид утверждает, что Сталин провел «случайные границы» и «создал республики без особых географических и этнических оснований» (Rashid A. Jihad: The Rise of Militant Islam in Central Asia. New Haven, 2002. P. 88).

[2] При размежевании были образованы Туркменская ССР, Узбекская ССР и Таджикская АССР (внутри Узбекской ССР). Были созданы также Кара-Киргизская АО (переименованная в 1925 году в Киргизскую АО, а в 1926-м преобразованная в АССР) и Киргизская АССР (переименованная в 1925 году в Казахскую АССР). См. великолепное описание национального размежевания в кн.: Haugen A. The Establishment of National Republics in Soviet Central Asia. Basingstoke, UK, 2003. См. также: Keller S. The Central Asian Bureau: An Essential Tool in Governing Soviet Turkestan // Central Asian Survey. 2003. Vol. 22. No. 2–3. P. 281–297. О создании Туркменской ССР см.: Edgar A. L. Tribal Nation. Обзор советской литературы о размежевании: Vaidyanath R. The Formation of the Soviet Central Asian Republics. New Delhi, 1967. О казахах и киргизах см.: Зарубин И. И. Население Самаркандской области // Труды Комиссии по изучению племенного состава населения СССР и сопредельных стран. Л., 1926. Вып. 10. С. 19.

[3] Положение «разделяй и властвуй» в разных формах повторяется во многих работах о размежевании. См., например: Caroe O. Soviet Empire; Carrère d’ Encausse H. The End of the Soviet Empire; Sabol S. Th e Creation of Soviet Central Asia: The 1924 National Delimitation // Central Asian Survey. 1995. Vol. 14. No. 2. P. 225–241.

[4] О роли местных элит в размежевании см.: Haugen A. The Establishment of National Republics in Soviet Central Asia; Edgar A. L. Tribal Nation.

[5] См. речь Исламова на совещании ВЦИК о размежевании в 1924 году: Национальное размежевание Средней Азии: заседание второй сессии ВЦИК 14 октября 1924 г. // Народное хозяйство Средней Азии. 1924. № 4. С. 187–192. См. также: Ходоров И. Национальное размежевание Средней Азии // Новый Восток. 1925. № 8–9. С. 65–81; Немченко М. Национальное размежевание Средней Азии. М., 1925. С. 27; Haugen A. The Establishment of National Republics in Soviet Central Asia. Кроме того, среднеазиатские руководители изучили пример Кавказа. В 1918 году закавказские руководители провели свое собственное национальное размежевание, учредив Азербайджанскую, Грузинскую и Армянскую республики. Каждая республика также приступила к своему собственному внутреннему районированию. После интеграции этих республик в состав Советского Союза ЦИК начал пересматривать их границы. Прения по поводу Грузии были самыми ожесточенными, поскольку советские лидеры и эксперты выступали за выделение Абхазской, Осетинской и Аджарской национальных единиц внутри Грузинской республики. См.: ГАРФ. Ф. 6892. Оп. 1. Д. 42. Л. 28–36.

[6] Территориальная комиссия и ее туркменская, узбекская, казахская, киргизская и позже таджикская национальные подкомиссии разрабатывали проекты будущих границ новых национальных республик и областей. См.: Haugen A. The Establishment of National Republics in Soviet Central Asia. Ch. 6–8; Масов Р. М. Таджики: история с грифом «совершенно секретно». С. 158–191.

[7] Хауген и Келлер, изучая протоколы Территориальной комиссии, обсуждают участие местных элит в процессе размежевания. Хауген доказывает, что эксперты в нем не участвовали. См.: Keller S. Th e Central Asian Bureau; Haugen A. The Establishment of National Republics in Soviet Central Asia. P. 184.

[8] ГАРФ. Ф. 6892. Оп. 1. Д. 42. Л. 1–4.

[9] Там же. Л. 21. См.: Материалы по районированию Средней Азии. Т. 1. Ч. 1. Немченко в своей работе «Национальное размежевание Средней Азии» пространно цитирует труды Бартольда.

[10] Зарубин отмечал, что из-за голода, Гражданской войны и басмачей было невозможно заниматься этнографическими исследованиями. О басмачах см.: Lorenz R. Economic Bases of the Basmachi Movement in the Farghana Valley // Kappeler A., Simon G., Brunner G. G., Allworth A. (eds.). Muslim Communities Reemerge: Historical Perspectives on Nationality, Politics, and Opposition in the Former Soviet Union and Yugoslavia / Transl. by C. Sawyer. Durham, 1994. В июне 1920 года Ленин призвал составить «этнографические и другие» карты Туркестана с выделением узбеков, киргизов и туркмен (см.: Ленин В. И. Замечания на проекте Туркестанской комиссии). КИПС работала над такими картами.

[11] Комиссия по изучению племенного состава населения России // Отчет о деятельности Российской Академии наук за 1919 год. Пг.: Российская Академия наук, 1920. С. 304–306. Зарубин пользовался данными сельскохозяйственной переписи 1927 года и статистикой бывших имперских учреждений. В своих рассуждениях он использовал термины «народность» и «национальность» как синонимы.

[12] Извлечения из протоколов заседания комиссии [по изучению племенного состава населения России] в 1917 и 1918 годах. С. 8–9, 17; Комиссия по изучению племенного состава населения России. С. 304–306.

[13] Зеленский И. Национально-государственное размежевание Средней Азии // Зеленский И., Варейкис И. (ред.). Национально-государственное размежевание Средней Азии. Ташкент, 1924. С. 71–72.

[14] ГАРФ. Ф. 6892. Оп. 1. Д. 42. Л. 3. См. также: Ходоров И. Национальное размежевание Средней Азии. С. 70; Зарубин И. И. Список народностей Туркестанского края. Зарубин использовал данные сельскохозяйственной переписи 1917 года и переписи 1920 года. Ни Российская империя, ни советский режим не проводили переписей в Бухаре и Хиве (Хорезме); имелись некоторые данные об этническом составе их населения, но эксперты знали об этих регионах меньше, чем о других. Эти бывшие протектораты Российской империи стали народными республиками в 1920 году.

[15] Зеленский И. Национально-государственное размежевание Средней Азии. С. 71–72.

[16] См. обсуждение этого ниже.

[17] КИПС предоставила Комиссии ЦИК по районированию и Комиссии по районированию Средней Азии копии своих карт для помощи в разборе пограничных споров. См., например: ПФА РАН. Ф. 135. Оп. 1. Д. 21. Л. 155, 157.

[18] Конечно, это обобщение. Европейцы применяли разные подходы.

[19] О ссылке на принцип «разделяй и властвуй» применительно к Африке см.: Ajayi J. F. A. Colonialism: An Episode in African History // Gann L. H., Duignan P. (eds.). Colonialism in Africa, 1870–1960. Cambridge, 1969. Vol. 1: The History and Politics of Colonialism 1870–1914. Аджайи доказывает, что европейские державы решили заключить альянс с «подчиненными вождями» в противовес «радикальной образованной элите» и стремились сеять межплеменную рознь (Ibid. P. 505). В прошлом десятилетии историки и антропологи колониализма поставили под вопрос модель «разделяй и властвуй» применительно к европейским колониальным империям. См., например: Stoler A. L., Cooper F. Between Metropole and Colony: Rethinking a Research Agenda // Stoler A. L., Cooper F.

(eds.). Tensions of Empire: Colonial Cultures in a Bourgeois World. Berkeley, 1997. Несомненно, многие европейские державы также стремились реорганизовать и модернизировать обширные части своих колониальных владений и преуспели в этом. Но только советская власть занималась нациестроительством столь серьезно и систематично.

[20] Историки британской и французской колониальных держав обсуждают юридические и другие границы, отделявшие граждан метрополии от колониальных подданных. См., например: Young C. The African Colonial State in Comparative Perspective. New Haven, 1994. P. 44.

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2024.